В оглавление

ПО СЛЕДАМ ПЕРВОБЫТНОГО ЧЕЛОВЕКА

Международный симпозиум «Заселение первобытным человеком Центральной, Северной и Восточной Азии: археологический, палеоэкологический и антропологический аспекты» завершился, он проходил с 15 по 25 августа на базе научно-исследовательского стационара «Денисова пещера» Института археологии и этнографии СО РАН (Горный Алтай).

Иллюстрация

С просьбой рассказать о симпозиуме наш корреспондент В. Садыкова обратилась к только что вернувшемуся с Горного Алтая академику А. Деревянко. На самом деле для встречи был еще один повод, поважнее — Анатолий Пантелеевич Деревянко стал лауреатом премии им. М. А. Лаврентьева в номинации «За выдающийся вклад в развитие Сибири и Дальнего Востока». Ему принадлежит огромная роль в исследовании первоначального заселения человеком Евразии. Ученым открыты и исследованы сотни первоклассных археологических памятников на территории Алтая, Дальнего Востока, в Монголии и Средней Азии.

— Анатолий Пантелеевич, не случайно, видимо, симпозиум, посвященный заселению Северной и Восточной Азии древним человеком проходил в Горном Алтае, где вами открыты стоянки первобытных людей. Расскажите, пожалуйста, как проходил этот процесс и как смогли древние люди забраться в такой далекий северный регион?

— В течение 20 лет наш институт проводит систематические стационарные исследования на территории Горного Алтая. В настоящее время в работе находится одновременно семь пещерных комплексов и более десяти стоянок открытого типа. Эти местонахождения необычны тем, что они многослойные, мощность отложений достигает 14 метров, и эта толща включает в себя от 20 до 30 литологических горизонтов, причем почти все они являются культуросодержащими, т.е. в них находятся остатки деятельности человека. Это совершенно уникальный случай в мировой археологии.

В наших исследованиях принимают участие ученые самых разных направлений: геологи, геоморфологи, палеопедологи, палеонтологи, антропологи, палеоботаники и многие другие специалисты из институтов ННЦ, МГУ, Института геологии (Москва), из Палеонтологического и Зоологического институтов РАН (Москва, Санкт-Петербург) и других центров. Эти комплексные исследования позволяют получить максимально полную информацию о климате, о всех изменениях флоры и фауны, взаимодействии человека с природой, в том числе возможность понять, на каких животных он охотился, потому что до сих пор ведутся споры, охотился ли человек в те времена или поедал погибших животных…

Уникальность территории Горного Алтая и в том, что здесь было мало локальных миграционных процессов древних популяций. В настоящее время большинство ученых-археологов приходят к единому мнению, что около 2 млн лет назад человечество из своей колыбели — Африки начало двигаться в Евразию. Об этом свидетельствуют ранние местонахождения стоянок в Юго-Восточной и Восточной Азии. Замечательное открытие грузинских археологов, палеонтологов и антропологов в Дманиси, где найдены остатки человека, подтверждают это. Там найдены уже пять черепов древнего человека и древнейшие орудия труда. Их возраст 1,8-1,6 млн лет.

Юга Сибири первая волна достигла около 800 тыс. лет назад. Три года назад мы открыли в долине р. Ануй, в 14 км от Денисовой пещеры, древнейшую стоянку — Карама. По мнению археологов, геологов, палеоботаников, этой стоянке как минимум 800 тыс. лет. Более того, один из геологов, прекрасный знаток четвертичного периода, геологии кайнозоя В. Зыкин и его супруга палеопедолог В. Зыкина считают, что она еще более древняя и относится к эонеоплейстоцену, и возраст ее миллион лет, а может еще больше.

В это время человек уже расселился по значительной части территории Евразии, за исключением северных широт. За последний миллион лет произошло как минимум четыре похолодания, условия были неодинаковые даже на территории Сибири, но территория Горного Алтая — низкогорье, среднегорье были наиболее благоприятными для заселения. В определенные периоды времени там было теплее на 6-8 градусов, чем сейчас: там были пещеры, где можно было укрыться, были животные и растения, служившие пищей, был материал для изготовления одежды и орудий, и уровень культуры человека был настолько высок, что даже во время похолодания он оттуда не уходил.

Скорее всего, Алтая достигла небольшая группа людей и осталась, потому что здесь было довольно тепло. Когда наступило длительное похолодание, племена могли уйти на юг — в Среднюю Азию или в Монголию, или из-за своей малочисленности в силу биологических процессов могли вымереть.

В результате в заселении Алтая был большой перерыв. Следующая миграционная волна достигла этих мест около 300 тыс. лет назад. И основные местонахождения, которые мы исследовали, датируются от 300 до 20 тыс. лет — хронологический промежуток очень большой. И в течение всего этого времени прослеживается непрерывное развитие человека, его культуры.

За последние годы мы опубликовали несколько книг, более сотни статей, посвященных результатам работ — на русском, английском, французском и др. языках. Но при разговорах с коллегами — российскими и зарубежными — видно было, что им трудно поверить в реальность такого раннего заселения человеком Сибири, тем более, в удивительно высокий уровень развития культуры человека.

Проблема становления человека современного физического типа — Homо sapiens-sapiens и переход к верхнему палеолиту, т.е. к культуре человека современного физического типа — одна из сложнейших проблем мировой археологии. Она активно дискутируется в литературе более 30 лет, и наиболее полный переход прослеживается в настоящее время на Ближнем Востоке. Но и там много вопросов с точки зрения археологии, антропологии, геологии, стратиграфии и т.д. У нас на Алтае этот переход прослеживается в то же время, даже немного ранее, где-то на уровне 50-40 тыс. лет, благодаря великолепной стратиграфии, воспреемственности, эволюции всего орудийного набора, т.е. материальной культуры, символичной деятельности человека. Т.е. то, что характеризует человека современного физического типа на раннем этапе.

Во-первых, это новый тип орудий труда: резцы, скребки и т.д. Все это на Алтае представлено. Во-вторых, использование новых видов материалов, в данном случае это кость. На Алтае в 11-м горизонте, который датирован в Германии — 48 тыс. лет, найдено семь костяных игл, тогда как во Франции обнаружены две иглы, возраст которых 32 тыс. лет. Очень много обнаружено украшений — подвески из камня, из клыков животных, перламутра и т.д. А буквально за месяц до симпозиума найден фрагмент, почти половинка браслета, поражающий ювелирной техникой обработки, со сквозными отверстиями, и поверить, что он был сделан 48 тыс. лет назад даже нам было трудно.

Основная идея этого симпозиума заключалась в том, чтобы крупнейшие специалисты по палеолиту, побывав на разрезах, все это посмотрели сами, а потом на месте обсудили и подискутировали.

На симпозиум приехали крупнейшие ученые из 15 стран. В первый день состоялись пленарные заседания, а потом экскурсии на местонахождения, просмотр материала, дискуссии.

Когда коллеги просмотрели всю индустрию древнего человека, найденную археологами за два десятка лет на территории Горного Алтая, динамику, эволюцию, то у них отпали сомнения по поводу того, что культуросодержащие горизонты на стоянке Карама связаны с деятельностью человека, что на юге Сибири произошел наиболее ранний переход от среднего палеолита к позднему, в высоком уровне культуры человека современного физического типа. Более того, ряд исследователей поддержали предположение геологов о том, что стоянка в Караме древнее 800 тыс. лет. Сейчас мы пытаемся использовать все методы геохронологии и др., чтобы точно отдатировать эти слои и находки. Кроме того, гости были просто потрясены объемом работы, тщательностью и самое главное комплексностью исследований. Подобной практики нет нигде в мире. Возвратившись домой, многие из них прислали нам благодарственные письма:

М. Аникович, д.и.н., Институт истории материальной культуры РАН:

— Я в полном восхищении от вашей команды, от четкой, слаженной работы, в результате которой уже сейчас палеолит Северной Азии выглядит по-новому. Свою статью я, безусловно, перепишу, С большим нетерпением буду ждать выхода журнала с вашей статьей о становлении пластинчатой техники. …Пожалуй, это была самая лучшая конференция из всех, на которых я когда либо присутствовал. Не археологическая «тусовка», а достаточно напряженная, полезная для всех работа.

О. Бар-Йозеф, зав. департаментом антропологии Гарвардского университета:

— Огромное спасибо за организацию прекрасной конференции. Я не преувеличиваю, когда говорю, что это одна из лучших и наиболее интересных за мою профессиональную жизнь. Я действительно восхищаюсь полевыми проектами, которые проходят в таких трудных условиях и дают интересные результаты и, конечно, быстрыми публикациями. Я с нетерпением жду новой поездки в Сибирь на следующую конференцию по распространению неолита в 2007 г.

— Анатолий Пантелеевич, я хотела бы коснуться еще одной приятной темы — присуждения вам премии им. М. А. Лаврентьева. Общественность высоко оценила ваш вклад в развитие археологии Сибири и Дальнего Востока, а с каким регионом связаны ваши планы на будущее?

— Я, конечно, безмерно горд тем, что мне присуждена премия им. М. А. Лаврентьева и именно в номинации «За вклад в развитие Сибири и Дальнего Востока». Это не только научное, но и общественное признание. Решение о ее присуждении принимает комиссия, состоящая из руководителей субъектов федерации Сибири, ректоров университетов, ученых и т.д. Это и научное признание, и общественное. Я считаю, что премия им. М. А. Лаврентьева, основателя Сибирского отделения РАН — одна из самых престижных в России, и для меня она очень важна потому, что новосибирский Академгородок — это мой Дом, я здесь уже больше 40 лет, а работа в Сибирском отделении составляет всю мою сознательную жизнь. Все, что я делал, я делал на благо Сибирского отделения, для Сибири. Я патриотом Сибири был и остаюсь.

Кроме экспедиций по Сибири и Дальнему Востоку я участвовал во многих исследованиях: в Монголии, в Казахстане, в Кыргызстане, в Узбекистане. Начали работать в Дагестане, в Китае. Моя мечта, и может быть на будущий год она начнет осуществляться — это полевые работы в Иране. Дело в том, что когда мы говорим о древнейших миграциях, то Иран был основной транзитной территорией, по которой шли древние популяции в Евразию, в Восточную, Центральную, Западную Европу и, конечно, в сторону Кавказа, всей Центральной Азии, и в том числе Южной Сибири. В Иране работает много экспедиций по изучению палеолита, в основном, на юго-западе и на юге, там исследовано много памятников, но в основном они не древнее 200-300 тыс. лет. Я хочу начать работы на северо-востоке, севере и северо-западе Ирана. Я абсолютно уверен, что там есть местонахождения, возраст которых миллион, полтора, и, может быть, даже до двух миллионов лет. Сейчас мы ведем последние переговоры с Иранской академией наук и Институтом культурного наследия Ирана по поводу предстоящих полевых исследований.

— Вы считаете, что там пролегал путь древнего человека в Южную Сибирь?

— Да, на пути древних популяций Гималаи и Тибет были непреодолимой преградой, эти пути разделились на южную волну, которая заселяла Южную, Юго-Восточную и Восточную Азию, и северную, которая двигалась через Иран на Кавказ, в Центральную Азию и Южную Сибирь. Надеюсь найти материальные свидетельства, подтверждающие эту концепцию, установить время, индустрию и т.д. И тогда наша древнейшая история станет ближе и понятнее.

стр. 3