Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

О газете
Редакция
и контакты

Подписка на «НВС»
Прайс-лист
на объявления и рекламу

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2018

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости
 
в оглавлениеN 17 (2203) 30 апреля 1999 г.

ДЕЛА И ДУМЫ ГОСДУМЫ

Материал подготовлен к печати редакцией "НВС".

17 апреля Новосибирский Академгородок посетил председатель Государственной думы Геннадий Селезнев, находившийся в Новосибирске в связи с работой зонального семинара "Правотворчество и проблемы развития федеральных отношений в России". В Выставочном центре СО РАН он ознакомился с последними достижениями сибирских ученых. Успешные научные разработки институтов Отделения представляли директора, затем состоялась посещение музея Института археологии и этнографии. Состоялась деловая встреча с членами Президиума Отделения. В Доме ученых ННЦ председатель Госдумы проинформировал научную общественность Академгородка о многоплановой работе Государственной думы и ответил на вопросы собравшихся.


ВЫСТУПЛЕНИЕ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ГОСДУМЫ Г.СЕЛЕЗНЕВА
ПЕРЕД ОБЩЕСТВЕННОСТЬЮ АКАДЕМГОРОДКА

Добрый день, дорогие товарищи. Я второй день нахожусь в Новосибирске в связи с проведением большого зонального совещания, в котором участвуют представители законодательных собраний 20 регионов Сибири и Дальнего Востока.

Как вы понимаете, наше законодательство постоянно меняется; по конституции, принятой в 1993 году, свои законодательные собрания существуют и в областях. Они же принимают местные законы. В советский период времени такого не было. На протяжении трех лет мы проводим в разных городах России такие зональные семинары с целью обмена опытом и мнениями в области совершенствования законодательной системы.

Сегодня по данным Министерства юстиции, около 30 процентов законов, принимаемых на местах, не соответствуют ни Российскому Федеральному законодательству, ни Конституции России. Наш нынешний семинар направлен на то, чтобы таких проблем возникало как можно меньше. До сих пор много путаницы в том, что отнести к проблемам ведения федерального, регионального или муниципального уровня. Мы считаем, что потребуется около двух десятков законов, которые могли бы устранить эти правовые проблемы, чтобы разобраться, кто за что отвечает на всех уровнях законодательной власти. По конституции все субъекты федерации равны, а в реальной жизни, конечно же, огромное неравенство между какой-либо республикой и областью -- субъектами федерации.

Когда говоришь о необходимости выравнивания всех прав субъектов Федерации, иные республики говорят -- нет! мы же республики, у нас есть свои президенты, свои правительства... Поэтому мы своими суверенитетами не поступимся. Этот вопрос предстоит решать, поскольку он у многих вызывает тревогу, а мы бы не хотели, чтобы вслед за развалом Советского Союза начала бы разваливаться и Российская Федерация. Сложно было вести управление пятнадцатью союзными республиками в составе СССР, а сегодня 89 самостоятельных субъектов Российской Федерации. Здесь много тонких и деликатных вопросов: как не ущемить права народов, которые проживают в России (мы в этом отношении самая богатая страна по количеству народов и народностей), но вместе с тем мы обязаны добиваться равенства субъектов федерации. Эти вопросы и обсуждаются на семинаре в Новосибирске. Это вопросы не второстепенные, они по сути дела ключевые, если мы хотим жить в мощном государстве с названием Россия.

Хочу отметить, что средства массовой информации ведут мощную атаку на Государственную думу, считая, что мы занимаемся не законами (об этом же заявил и мэр Москвы Лужков), а только процедурой импичмента. Вчера, встречаясь со студентами Новосибирского политехнического университета, я сказал, что пока вопросам импичмента мы отвели всего лишь четыре часа. Процедура импичмента конституционная, это не просто желание 217 депутатов, она описана в Конституции, поэтому здесь нет никаких попыток государственного переворота, в которых нас порой обвиняют. Единственное, что эта норма не прописана ни в каких регламентах. Поэтому, когда определялись с датой обсуждения этого вопроса (сначала 15 апреля), убедились, что к этому сроку мы не готовы провести значительное число поправок, с которыми сегодня согласны не все депутаты (фракция НДР обещает не голосовать за поправку по открытому голосованию, хотя эта поправка самая принципиальная).

21 апреля в Думе еще раз ставится на голосование вопрос об утверждении норматива открытого голосования, и надеемся, Думе хватит голосов "за", чтобы провести эту поправку, и тогда 13 мая может начаться сама процедура импичмента. На всякий случай наметили три дня -- четверг, пятницу, субботу. Мы хотим провести широкие слушания, обращаемся к телевидению с предложением полной трансляции заседаний. Я сомневаюсь, что неподотчетное парламенту телевидение согласится осуществить такую трансляцию, но тем не менее Госдума, используя парламентский час на телевидении, "Парламентскую газету", опубликует итог этого обсуждения (конечно, мы не сможем опубликовать 12 томов дел по пяти пунктам обвинения, в настоящее время делается выжимка из этих материалов для того, чтобы довести ее до сведения общественности).

Сегодня мы находимся в критическом положении . Государственная Дума оказывает доверие правительству Примакова, но в последнее время без конца на разных непарламентских уровнях идут разговоры об отставке правительства. Президент Ельцин сообщил мне, что не намерен менять правительство, но на недавней встрече с главами республик, входящих в состав России, он намекнул, что пока Примаков полезен. Это, я считаю, некорректное и неуважительное к Примакову отношение, сам Примаков дал свою реплику на сей счет... Но тем не менее разговоры о неизбежности отставки правительства широко муссируются.

Если президент пожелает пойти на обострение -- роспуск Думы, то он это может сделать, например, предложив нам кандидатуру Чубайса в качестве премьера. Дума трижды проголосует против, после чего она распускается. После этого по закону за три месяца должен решаться вопрос с новой Думой, но и здесь могут найти всякие причины и объяснения, чтобы задержать решение этого вопроса. В силу может вступить Указное право (многие проблемы, связанные с приватизацией, акционированием оформлялись указами президента, проекты которых, в отличие от законов, предварительно не обсуждаются с субъектами Федерации). Указы могут быть только в развитие законов, а также в связи с назначениями на должности по президентской номенклатуре. Принципиальные вопросы указами решать нельзя.

В связи с тем, что осенью начинается предвыборная кампания, мы обратились к правительству с тем, чтобы нам проект бюджета 2000-го года внесли существенно раньше, уже в мае, и чтобы в июне его можно было внимательно посмотреть. У нас, как и у Совета Федерации, большие претензии к концепции составления бюджетов. Бюджет текущего года без слез читать нельзя, и если привести сравнения, то они могут быть такими: бюджет России -- 20 млрд долларов, бюджет маленькой Финляндии -- 40 млрд долларов, бюджет маленькой Австрии -- 50 млрд долларов. Бюджет нашей страны настолько мизерный, что решить вопрос о дополнительном направлении средств куда-либо является чрезвычайно сложным. В этом году в бюджете сделан единственный приоритет -- больше, по сравнению с прошлым годом, направлено средств на армию и на исполнение оборонного заказа. Правда, я вчера встречался с руководителями ваших оборонных предприятий -- ситуация у них принципиально не меняется, оборонного заказа на этот год у них до сих пор нет (оборонный заказ 1998 года они получили только летом).

Сегодня, конечно же, надо вырабатывать нашу оборонную стратегию, тем более, что война в Югославии и агрессивность блока НАТО показали, что порох нужно держать сухим, и Россия должна иметь все необходимые средства защиты от агрессора, так как, если НАТО будет продолжать действовать в соответствии со своей концепцией -- применять свои войска без решения Организации Объединенных Наций в любой стране, не входящей в НАТО, это слишком далеко может зайти.

Мы бьемся над тем, чтобы прекратить войну в Югославии, чтобы стороны сели за стол переговоров, но НАТО никак не соглашается ни на мирные инициативы Примакова--Милошевича, ни на какие другие. Они сегодня сами хотели бы выйти красиво из этой войны, но, по всей вероятности, здесь уже никакой красоты не получится. Все большее число населения стран мира называет это агрессией 19 стран против одной страны -- Югославии. Все равно война будет остановлена.

Одна из политических инициатив по остановке этой войны -- создание союза трех -- России, Белоруссии и Югославии. Югославские парламентарии, имея статус наблюдателей, в течение года присутствовали на парламентских собраниях Союза Белоруссии и России. Во время моей поездки в Белград президент Югославии Милошевич обратился с устной просьбой о принятии в члены Союза. Я передал эту просьбу президенту Ельцину, который согласился и, позвонив президенту Белоруссии Лукашенко, заручился его согласием. После этого последовало официальное письмо от президента Югославии о присоединении к Союзу Белоруссии и России. Вчера (16 апреля -- прим. ред.) мы прошли свою парламентскую часть -- было принято постановление Государственной Думы, поддерживающее обращение Скупщины Югославского парламента. Но это не значит, что союз будет создан мгновоенно, это не такая простая процедура. Пока мы должны услышать заявления трех президентов, после этого в тот договор, который имеет Россия--Белоруссия, нужно вмонтировать Югославию, хотя это непросто, затем три президента должны подписать подготовленный договор, а парламенты трех государств ратифицировать его.

Неправы те, кто утверждает, что, создавая такой союз, мы сразу же ввязываемся в войну. Единственное, что просят югославы -- это помощь военной техникой, запчастями к имеющейся у них на вооружении технике, снарядами, ракетами и ГСМ, поскольку оба югославских нефтеперерабатывающих завода уничтожены американскими крылатыми ракетами. Главная проблема -- доставка все этого на территорию Югославии. Как вы видели, даже наша колонна с гуманитарным грузом на двое суток была задержана венграми, устроившими детальный досмотр каждой коробки, каждого мешка с сахаром или крупой, видимо искали ракеты.

Смысл нашего политического заявления о создании Союза состоит в том, чтобы в НАТО по-иному отнеслись к Югославии. После наших процедур они должны ее рассматривать как государство, которое входит в конфедерацию трех государств. Мы говорим натовцам -- если вы не можете найти повод для остановки войны, выберите этот повод. Мне кажется, эта идея продуктивная и над ней будем сейчас работать. Я не соглашусь и с теми, которые утверждают, что мы включаем в Союз разрушенную Югославию. За разрушением придет процесс восстановления. Югославы не просят от нас ни копейки на восстановление. Те страны, которые объявили им войну, сегодня активно занимаются беженцами, а для того, чтобы люди возвратились назад в Югославию, там требуется практически все отстроить заново, по крайне мере те города, которые лежат в руинах. Логики в том, что творит НАТО, нет никакой: вначале собираются деньги на войну, потом собираются деньги для обустройства беженцев, определяется квота для приема беженцев в разные государства (что тоже стоит немалых средств), потом изыскиваются средства для восстановления разрушенных городов и поселков Югославии. Логика, по-видимому, в одном -- показать кто сегодня хозяин, причем двигателем этого акта являются, конечно же, Соединенные Штаты Америки. Вот почему мы продолжаем говорить, что мы против блока НАТО, против того, чтобы он продвигался к нашим границам. Надо сделать все необходимое, чтобы эта война остановилась и начался мирный процесс урегулирования косовского конфликта.

Мы продолжаем по-прежнему рассматривать многие налоговые законы, которые правительство предлагает принять, часть из них уже принята. Как никогда тяжело идут переговоры с Международным Валютным Фондом. Руководство Госдумы, председатели фракций, комитетов встречались с господином Комдессю, спрашивая его, почему во времена правительства Гайдара, сразу, влет, давали требуемые деньги России, правительство Черномырдина тоже без особых хлопот получало деньги, аналогично -- правительство Кириенко. И вот теперь, когда пришедшее к власти правительство Примакова объявило, что начинает войну с коррупцией и экономическими преступлениями, МВФ начинает его водить, как рыбу на леске -- выматывать, и ждать момента, когда оно согласится со всеми требованиями МВФ. Экспертам МВФ мы объясняем, что со всем соглашаться не можем. Нам постоянно вдалбливают на протяжении последних лет, что мы должны, как во всем цивилизованном мире, все налоги с юридических лиц (предприятий) перенести на физические лица, то есть на граждан. Когда заживем богаче, так оно и будет. Но сегодня об этом бессмысленно говорить. Как можно переносить на граждан львиную долю налогов при той зарплате и пенсиях, которые они получают? Эксперты МВФ добиваются, чтобы из бюджета были убраны дотации на поддержку жилищного комплекса. Мы не можем этого сделать, поскольку стоимость жилья (квартплата) при отсутствии государственных дотаций возрастет в два--три раза. То же самое с дотированием городского транспорта. Эти вопросы в переговорах с МВФ являются ключевыми для получения кредитов (хотя это не такая большая сумма, здесь дело в принципе).

Практика таких небольших кредитов -- это не выход для страны, даже если будет продолжена приватизация еще неприватизированных объектов. Сегодня самое главное, чтобы заработала российская экономика. Поэтому мы поддержали правительство Примакова, заявившее, что важнейшим направлением в деятельности является вывод экономики из кризиса. Процесс идет с большими трудностями. Подвижки какие-то есть, но это либо решение вопросов на теоретическом уровне, либо только подходы. Но принципиальной антикризисной программы пока не ощущается. Хотя посмотрите, какую жесткую позицию занял Центральный банк, потребовавший от экспортеров продавать в более короткий срок валютную выручку за рубли ЦБ. Сразу легче стало проводить торговые операции на биржах. Потребуется ужесточить закон о валютном регулировании и валютном контроле. Глава Госналогслужбы Боос сообщил ориентировочную цифру годового вывоза капиталов за границу -- 16 млрд долларов. Сохранив эти средства в России, не придется пользоваться кредитами международных валютных фондов. Для этого, правда, нужны согласованные действия и воля президента, правительства и законодателей.

Мы не можем несколько лет принять Закон о борьбе с коррупцией -- президент налагает на него вето. Вместо этого нам предлагают принять поправки к Уголовному кодексу, хотя специальный Закон о борьбе с коррупцией в нашей сегодняшней, коррумпированной России был бы куда сильнее.

Вот такие примерно проблемы сегодня решает Государственная Дума, они у всех на слуху. Сейчас я готов ответить на ваши вопросы.

* * *

Далее председатель Госдумы ответил на группы вопросов:

-- об обновлении конституции, о необходимости принятия поправок к действующей конституции;

-- о положении в науке;

-- о возрождении промышленности и реального сектора экономики;

-- индексация и регулярная выплата пенсий, индексация и выплата вкладов;

-- борьба с коррупцией, возврат незаконно вывезенных за рубеж денег;

-- вопросы импичмента;

-- личные вопросы, например, о работе в редакции газеты "Правда".

На каждую группу вопросов Г.Селезнев представил тезисные ответы -- кратко и по существу.

Остановимся на ответе председателя Госдумы на вопрос о положении науки в стране.

-- Этот вопрос сегодня обсуждался на встрече с членами Президиума в Доме ученых и во время посещения выставки работ СО РАН с директорами институтов, представлявшими свои удачные разработки. Казалось бы, законодательная база для нормального функционирования науки создана, четко прописано -- 4 процента федерального бюджета отдается науке. Но наука последние годы получает в два раза меньше. Если бы на науку выделялись положенные по закону средства, то и вопросов о положении дел в науке было бы меньше. Я глубоко убежден, что без науки перспектив у нас никаких нет. Конечно, мы можем продавать нефть, газ, уголь, все богатства своих недр... Но ведь никто в России не хочет видеть ее в качестве сырьевого придатка Запада. Сегодня на вашей выставке мы видели интереснейшие разработки ученых Отделения. Требуется реальный заказчик этих разработок.

На встрече с вашими руководителями мы обсуждали, как смягчить налоговый пресс на исследовательские институты Академии. Ведь недавно мы приняли хорошую поправку к Закону, разрешающую вам распоряжаться средствами, направляемыми непосредственно на научную деятельность. Поправку приняли, а хвост ей, как говорится "припаяли" такой, что поправку трудно внедрить в виде закона так, как ее видели разработчики. Поэтому ваши предложения по исправлению этого вопроса мы рассмотрим, налоговое бремя для вас бесспорно нужно снижать, тем более, когда государство не выполняет своих финансовых обязательств перед наукой. Если бы государство выдавало все средства сполна, то не было бы долга научных учреждений по коммунальным услугам, по зарплате... Тем более, как я понял, вы нашли свою нишу -- вам поступают неплохие заказы. Было бы хорошо, чтобы заказы были серийными, но пока не каждый заказчик сможет это сделать. Мне очень нравится, как работают ваши руководители в период обсуждения бюджета (очень тесно работают с комитетом Думы по науке). Всегда находят с законодателями общий язык и поддержку. Другое дело, как еще найти поддержку и у правительства в части достойного финансирования, в исполнении заложенных в бюджет затрат на науку.

стр. 

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?6+137+1