Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

О газете
Редакция
и контакты

Подписка на «НВС»
Прайс-лист
на объявления и рекламу

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2017

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости
 
в оглавлениеN 29 (2215) 23 июля 1999 г.

ПАМЯТИ ПЕЛАГЕИ ЯКОВЛЕВНЫ КОЧИНОЙ

В. Пухначев, заведующий отделом прикладной гидродинамики
Института гидродинамики им. М.А.Лаврентьева СО РАН,
член-корреспондент РАН.

Март 1986 года. Будучи проездом в Москве, я по традиции позвонил Пелагее Яковлевне. До сих пор помню фразу, которую она сказала, предложив встретиться: "Приезжайте, после шести вечера я всегда дома". Пелагее Яковлевне тогда шел 87-й год.

В это время в Москве бушевал грипп. Пелагея Яковлевна встретила меня в марлевой повязке. "Пожалуйста, не пугайтесь. У нас дома все болеют, одна я здорова". Узнав, что я еду в Кембридж, она обрадовалась и попросила выполнить небольшое поручение, связанное с ее новой книгой -- заключительной частью трилогии.

Здесь хочется отойти от этого эпизода и сказать о деятельности академика Кочиной, в которой ей трудно отыскать аналог среди представителей точных наук. Не прерывая исследований по теории фильтрации, где она была признанным лидером всесоюзной школы, Пелагея Яковлевна написала научные биографии трех выдающихся математиков, чьи научные и человеческие судьбы были тесно переплетены, -- С.В.Ковалевской, К.Вейерштрасса и Г.Миттаг-Леффлера. Подарив мне только что опубликованную книгу о Вейерштрассе, Пелагея Яковлевна сказала: "Надеюсь, что судьба будет благосклонна ко мне и позволит завершить этот труд".

Разумеется, я выполнил просьбу Пелагеи Яковлевны и привез ей материал, использованный при подготовке книги о Миттаг-Леффлере, которая вышла из печати в 1988 году. А уже в следующем году издательство "Наука" опубликовало монографию "Космология, гидродинамика, турбулентность: А.А.Фридман и развитие его научного наследия", написанную Пелагеей Яковлевной вместе с А.С.Мониным и В.И.Хлебниковым.

Александр Александрович Фридман, скончавшийся в 1925 году, был первым научным руководителем Пелагеи Яковлевны Полубариновой и ее будущего мужа -- Николая Евграфовича Кочина. Друг и соратник Фридмана, Владимир Иванович Смирнов взял на себя заботу о дальнейшем научном росте будущих супругов и академиков. Глубочайшее уважение и признательность к учителям П.Я.Кочина пронесла через всю свою долгую жизнь. А в 1954 году, когда умер ее коллега В.В.Голубев, уже сама Пелагея Яковлевна взяла под свое крыло его аспирантов и довела их до защиты диссертаций. Одного из них -- Г.Н.Пыхтеева -- хорошо помнят старожилы Академгородка.

Об основополагающих работах академика Кочиной по гидродинамике и теории фильтрации газета "Наука в Сибири" рассказала в номере 18 за текущий год, вышедшем накануне 100-летия Пелагеи Яковлевны. Мне хотелось бы упомянуть здесь лишь об одной из них -- "К вопросу о перемещении контура нефтеносности" (ДАН СССР, 1945, т.47, N 4). В ней не только решена важная проблема подземной гидродинамики, но и предложен метод конечномерных аппроксимаций, нашедший широкое применение в теории неустановившихся движений жидкости со свободными границами. Нельзя не вспомнить об обстоятельствах, в которых выполнялась эта работа: война, эвакуация, две дочери, оканчивающие школу, тяжелая болезнь и смерть мужа -- и такой триумф мысли и духа!

Необычайна история появления другой замечательной работы П.Я.Кочиной "Об однозначных решениях и алгебраических интегралах задачи о вращении тяжелого твердого тела около неподвижной точки", опубликованной в 1940 году. Приближалось 50-летие со дня смерти С.В.Ковалевской -- автора классических работ в данной области, которые по известным причинам были опубликованы на французском языке. По инициативе академика Чаплыгина АН СССР выпустила сборник "Движение тела вокруг неподвижной точки", открывающийся статьями Ковалевской. Их перевод осуществила Пелагея Яковлевна, но переводом дело не ограничилось!

Возможно, уже тогда она предчувствовала приближающийся расцвет теории гироскопов, выросшей из упомянутой задачи механики и востребованной при разработке современных навигационных систем. Пелагея Яковлевна подготовила ряд учеников, работающих в этой области. Один из них, П.В.Харламов, сам оказался талантливым педагогом. Будучи одним из первых преподавателей кафедры теоретической механики НГУ, основанной П.Я.Кочиной, он увлек гироскопической тематикой группу студентов. Вскоре они вслед за Харламовым переехали в Донецк, и сейчас на Украине работает плеяда научных внуков академика Кочиной, среди которых -- четыре доктора наук.

Здесь нелишне вспомнить, что многие выпускники кафедры Кочиной поступили в НГУ, пройдя олимпиадный отбор и окончив физматшколу. Эта система, созданная по инициативе М.А.Лаврентьева в начале 60-х годов, сейчас поставлена на регулярную основу. А в те далекие годы Комитет по проведению Всесибирских физико-математических олимпиад возглавлялся выдающимися учеными поочередно. П.Я.Кочина приняла эстафету от Г.И.Будкера и передала ее через год А.И.Мальцеву. Именно в тот год были вовлечены в эту работу многие сотрудники Института гидродинамики, из которых выросли признанные мастера олимпиадного дела, замечательные преподаватели ФМШ.

Впрочем, далеко не все начинания шестидесятых имели позитивный характер. Именно тогда был выдвинут проект строительства Нижне-Обской ГЭС. Пелагея Яковлевна наряду с писателем (гидрологом по образованию) С.П.Залыгиным одной из первых оценила катастрофические последствия его реализации. Вместе с М.А.Лаврентьевым они убедили "директивные органы" оставить нашу Обь в покое.

Сибирский период в жизни академика Кочиной хорошо описан в воспоминаниях ее учеников и последователей ("НВС", N 18, 1999). Он начался в 1958 году, а закончить работу в Сибири Пелагея Яковлевна планировала в 70 лет. Но за два месяца до юбилея вышел Указ о присвоении ей в составе большой группы ученых звания Героя Социалистического Труда. И Пелагея Яковлевна посчитала неудобным уезжать сразу после награждения и проработала в Новосибирске еще полтора года, передав созданный ею отдел прикладной гидродинамики Института гидродинамики в надежные руки ее ближайшего сподвижника О.Ф.Васильева (впоследствии академика и организатора Института водных и экологических проблем СО РАН).

В Москве Пелагею Яковлевну давно ждали дети и внуки, а в Сибири оставались ее детища -- лаборатория фильтрации ИГиЛ, кафедра теоретической механики НГУ, ее прямые ученики и ученики ее учеников, работающие в Новосибирске и Томске, Якутске и Барнауле. Пелагея Яковлевна сохранила материнскую заботу о них, которая не прерывалась до самых последних дней. Так, во время нашей последней встречи 5 июня этого года она спросила, почему ее ученик N. до сих пор не защитил докторскую диссертацию. А каким счастьем для учеников было услышать ее голос 13 мая -- в день 100-летия Пелагеи Яковлевны!

Думается, что в сохранении интереса к жизни, характерного и для преклонных лет П.Я.Кочиной, главную роль играл ее огромный творческий потенциал. Этот потенциал не иссяк и в последнее десятилетие. Достаточно взглянуть на список трудов академика Кочиной, опубликованных в этот период (журнал "Прикладная механика и техническая физика", N 3, 1999). Он насчитывает 16 наименований, в том числе четыре монографии.

Рассказ о Пелагее Яковлевне был бы неполным, если не упомянуть о никогда не покидавшем ее (хотя и не афишируемом) чувстве юмора. Вот как она вспоминает зиму, прожитую в доме 28 по ул.Терешковой: "Ходить на работу мне было нетрудно. Институт гидродинамики был совсем близко. Только иногда случалось застревать в сугробах снега, но всегда кто-нибудь из сотрудников, проходивших мимо, вытаскивал меня из сугроба".

А вот ее ответ на вопрос, заданный на встрече в клубе "Я и время" (предшественнике знаменитого "Под интегралом"). "Что еще, кроме приложений к гидродинамике, привлекает Вас в математике?" -- "Я хотела бы заняться теорией чисел. Это единственная область математики, не запятнавшая себя приложениями".

В 1994 году, накануне 95-летия, академик Кочина дала большое интервью московскому телевидению. Разговор от науки перешел к поэзии. Пелагея Яковлевна вспомнила чтимого ею Рабиндраната Тагора, но оказалось, что ее любимым поэтом является Пушкин. Тогда не отягощенная комплексами тележурналистка попросила ее прочитать что-нибудь из Пушкина. И с едва уловимой юмористической интонацией Пелагея Яковлевна начала: "Еще одно, последнее сказанье, и летопись окончена моя...".

В разговоре со мной, который состоялся вскоре после кончины Пелагеи Яковлевны, ее дочь Ираида Николаевна сказала: "Мама не только выполнила, но и перевыполнила свой жизненный план". Действительно, все свои научные начинания академик Кочина довела до конца. Конечно, трудно планировать дожить до ста лет, и последние полгода были нелегкими для Пелагеи Яковлевны. Но она знала, что этого дня -- 13 мая 1999 года -- ждут ее родственники и друзья, ученики и последователи. И она не подвела.

стр. 

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?7+149+1