Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2021

Сайт разработан
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам см. здесь
 
в оглавлениеN 7-8 (2143-2144) 27 февраля 1998 г.

ВОИСТИНУ — НЕТ ПРОРОКОВ
В СВОЕМ ОТЕЧЕСТВЕ

За последние несколько лет "НВС" неоднократно публиковала статьи, посвященные проблемам сохранения и развития топливно-энергетического комплекса страны. Среди этих публикаций отметим статьи таких крупнейших ученых, как академики А.Трофимук, Н.Добрецов, В.Накоряков, А.Конторович.

Нам же хотелось бы ознакомить широкую научную общественность со статьей академика К.Демирчяна, опубликованной в "Известиях РАН" (сер. "Энергетика", 1993, N 2) и известной лишь узкому кругу специалистов. Дело в том, что в ней наглядно показано то, к чему придет топливно-энергетический комплекс страны при осуществлении тех концепций, которые были приняты правительством в 1992 году.

Статья К.Демирчяна поступила в редакцию 22 декабря 1992 года, а до этого на страницах "Известий РАН" ей предшествовала дискуссия "Перспективы развития ТЭК страны. Проблемы принятия решений", и она как бы завершала эту дискуссию.

Р.Исмагилов, кандидат физико-математических наук;
И.Смульский, доктор физико-математических наук.
Институт криосферы Земли СО РАН.
г. Тюмень.

Читатели, ознакомившись с наиболее существенными положениями статьи, сами смогут сопоставить прогнозируемое в ней и реальное положение дел в настоящее время.

Свою статью академик К.Демирчян начинает с констатации: первоначально предполагалось, что предметом дискуссии будет проблема перехода от планового метода управления экономикой к рыночным отношениям, применительно к энергетике. Однако развитие страны пошло по пути реформации, то есть смены формации — перехода от социалистической к капиталистической. Такой поворот событий, усугубленный распадом Советского Союза на мелкие государства с тенденцией последующего их дробления, изменил ситуацию и возникли иные проблемы. Главные из них: политические и экономические взаимоотношения между недавно абсолютно взаимосвязанными государствами, приоритет суверенитета которых пришел в противоречие с экономической целесообразностью и государственными интересами в перспективе.

В условиях, когда политика отрицания всех плановых методов управления экономикой превратилась в своеобразный эрзац идеологии - идеологию антикоммунизма — естественно, что чиновничество, в том числе и научно-техническое, стало действовать согласно догмам новой идеологии. Этот стереотип поведения, несомненно, оказывает влияние на поиск путей эффективного развития энергетики в современных необычайно сложных условиях. При этом положительные особенности интеллектуально-трудового потенциала (ИТП) отрасли — "наличие продуктивной и глубоко проработанной методологии и навыков разработки крупных концептуальных проектов" и "умение создавать и управлять большими коллективами людей" — могут привести к обратному эффекту.

..."До конца 80-х годов СССР располагал крупнейшим в мире и весьма динамичным топливно-энергетическим комплексом", который в основном обеспечивал нужды экономики и крупные валютные поступления.

"В 1990 г. начался спад производства топлива, переросший в глубокий энергетический кризис. Предпосылки развития кризиса были созданы, во-первых, отсутствием в прежней хозяйственной системе действенных механизмов обеспечения рационального использования и экономного расходования энергетических ресурсов, во-вторых, систематическим дефицитом капитальных вложений и материально-технических ресурсов, выделяемых топливно-энергетическим отраслям, при неуклонном росте объемов экспорта энергоносителей и внутреннего потребления неоправданно дешевых энергоресурсов".

Однако "в последние два года (1991-1992 гг.) энергетический кризис резко обострился в связи с развалом прежней системы управления народным хозяйством без создания эффективной новой системы управления".

Была принята концепция трехэтапного развития энергетики страны. Первый (1991-1992 гг.) — этап принятия экстренных антикризисных мер, второй (1993-1997 гг.) — преодоление кризисных явлений и формирование энергетического рынка и, наконец, третий — долгосрочное устойчивое развитие социально ориентированной структуры ТЭК.

Далее в своей статье К.Демирчян анализирует первый этап, то есть этап принятия экстренных антикризисных мер, и отмечает, что правительством предлагался комплекс экономических и административных мер, таких, как создание сильных экономических стимулов путем приведения стоимости энергоносителей в соответствие с мировыми; полной либерализации цен на нефть и нефтепродукты; косвенного регулирования цен на нефть и нефтепродукты посредством таможенных пошлин; контроля договорных цен на уголь; повышения цены газа до его уровня на западноевропейском рынке; сохранения за районными энергетическими комиссиями права устанавливать тарифы на электро- и теплоэнергию.

Авторам концепции и правительству, по словам К.Демирчяна, уже в момент создания этой концепции было ясно, что тотальный скачок цен, вследствие повышения стоимости энергоносителей, почти мгновенно сводил на нет все усилия накапливать какие-либо заметные ресурсы для инвестирования не только экономики, но даже энергетики. Любое повышение цен на энергоносители безотносительно к способу его реализации приводит либо к лавинообразному повышению цен, либо к такому же спаду производства, снижению его конкурентоспособности. В том состоянии экономики, производственных фондов, ИТП, политической ситуации, в котором находится страна в настоящее время, предложения о создании (заметим — в течение 1-1,5 лет, иначе эти предложения не имеют отношения к антикризисным мерам) "крупных, преимущественно вертикально (??) интегрированных хозяйственных объединений, способных равномерно сотрудничать и конкурировать с зарубежными компаниями на базе технического перевооружения (??) и развития (??) производства являются либо безграмотными, либо безответственными. Несомненно, что грамотные экономисты и среди составителей, и в правительстве прекрасно понимали эти элементарные истины, однако отмеченное выше свойство вырабатывать рекомендации, угодные верхам, сработало безотказно. И в этом проявляются те черты ИТП, без учета которых невозможно будет разработать реальные и объективные рекомендации по развитию энергетики".

К.Демирчян далее отмечает, что им было высказано мнение о нереальности предлагаемых мер, и это мнение было основано на особенностях интеллектуально-трудового потенциала ТЭК страны. "Они, подобно влиянию инерционных свойств в динамических системах, определяют и динамику развития ТЭК. С точки зрения теории управления антикризисные меры, подобные управляющим воздействиям на динамическую систему, при ее переводе от одной стационарной траектории движения (плановая экономика) к другой (рыночная экономика). Сроками антикризисных мер задаются исходные условия, при которых должны быть определены внешние силы, обеспечивающие этот переход за данный период. Эти силы невозможно определить, не учитывая динамические свойства самой системы. Динамические свойства ТЭК таковы, что постоянные времени исчисляются многими годами. По этой причине приведенные в концепции меры могут дать заметный эффект только по истечении заметного количества лет, а не месяцев. В концепции эти свойства должны быть учтены хотя бы приблизительно, а они даже не упоминаются. Тогда как задача, поставленная в концепции, намного сложнее, чем сказано выше. Более точна аналогия перевода ТЭК на рыночные рельсы с переводом всей динамической системы ТЭК на новую траекторию движения с одновременным ее разделением на части с неизвестными законами взаимодействия. Найти законы управления перевода этих частей на новую траекторию при условии неизведанности законов взаимодействия этих частей невозможно. Фундаментальная наука в области энергетики должна заниматься раскрытием именно этих закономерностей и использованием их для выработки оптимальных методов управления развитием ТЭК нашей страны в новых условиях.

В основе разработанной концепции перевода ТЭК на механизм управления в рамках рыночной экономики фактически лежат политические установки вместо экономических, т.е. хотя бы частично научно обоснованных рекомендаций. Этот путь не просто ненаучный, волюнтаристский, но и опасный для экономики и общества, и в обязанность ученого входит предсказание последствий принятых политиками решений. В деле разработки новой концепции развития энергетики следует признать, что отсутствуют не просто научные подходы для разработки такой концепции, но и профессиональные кадры. В деле перехода от плановой экономики к рыночной в стране и не только в ней нет ни одного профессионала, то есть человека, знающего и умеющего осуществить этот переход. Такая задача не ставилась, не исследовалась и не апробировалась. Следовательно, отсутствуют не только научные основы решения этой проблемы, но и элементарные знания о том, как это нужно делать, и поэтому любой экономист будет непрофессионалом по части разработки путей реализации такого перехода. В этих условиях ответственность за практическую реализацию перехода без создания минимальных интеллектуальных предпосылок могут брать на себя либо гении, либо люди, думающие, что они являются таковыми, либо безответственные политиканы".

Все эти обстоятельства приведут к резкому росту стоимости энергии, что в условиях ее дефицита будет вполне соответствовать рыночным законам. Экономические последствия такого хода событий настолько очевидны, что на них не имеет смысла останавливаться. По-видимому, равновесие установится на довольно низком уровне промышленного производства, что неминуемо будет связано с резким падением жизненного уровня большинства населения и сохранением этого положения длительное время, определяемое темпом накопления капитала в частном секторе. Этот сценарий вытекает из свойств ТЭК, его ИТП и социального состояния страны.

"Учитывая влияние все более расходящихся интересов бывших республик, где преимущественным приоритетом будет развитие национальной буржуазии, можно ожидать еще более худшего положения. Даже в такой, на первый взгляд экономически наиболее приспособленной к самостоятельности республике, каковой является Россия, положение будет намного хуже, поскольку национальные государственные и территориальные единицы, подобно национальным республикам бывшего Союза, будут склонны к раздроблению России. Такое стремление будет естественным желанием нарождающейся буржуазии, интересы которой вначале могут быть защищены от "посягательств" конкурентов из других национальных образований выдвижением примата развития национальной экономики под эгидой национальной буржуазии. Более того, в условиях дезинтеграции экономики и отсутствия других интегрирующих факторов единственным фактором сплочения общества оказывается национализм, что облегчает переход собственности и политической власти в руки национальной буржуазии. Все это не может не привести к столкновениям интересов и национальных образований, и республик, что приведет к обострениям межнациональных отношений и к прямым столкновениям между республиками. Такие нестабильные, опасные отношения могут продолжаться длительное время, так как будут определяться темпом роста свободного капитала национальной буржуазии, который будет весьма медленным вследствие низкого культурного уровня, отсутствия рыночных инфраструктур и высокого уровня оттока капиталов за рубеж. Перечисленные выше факторы, особенно связанные с национальными проблемами, будут не только влиять на источники финансирования развития ТЭК, но и существенно повышать все транспортные расходы, что естественно при попытке транспортировать топливо и энергию сквозь множество национальных границ. <...>

Особенно тяжелыми будут последствия этой кампании для угольной промышленности. Мировая практика показывает, что угледобыча прибыльна при наличии целого ряда объективных причин, среди которых в первую очередь следуют: высокий уровень механизации и автоматизации; наличие значительных запасов дешевых качественных углей; наличие доступных и недорогих транспортных артерий; непрерывное обновление основных фондов. При отсутствии этих условий угольная промышленность может нормально функционировать только при наличии государственной поддержки. Даже в промышленно развитых и экономически сильных государствах жизнеспособность угольной промышленности поддерживается искусственно при помощи открытых и скрытых государственных субсидий. Именно такое положение имеет место в Германии, где внутренняя цена на уголь поддерживается на нужном уровне, благодаря высоким налогам на импортируемый уголь и соответственно повышенной плате за электроэнергию, и в Великобритании, где государство передало часть этой отрасли в частный сектор только после обновления основных фондов в период национализации. В США и Австралии имеют место объективные условия для функционирования неубыточных угольных отраслей. Учитывая объективные условия, в которых находится угольная промышленность в стране, потеря управляемости, акционирование и приватизация отрасли уже на начальном этапе привели не только к снижению эффективности работы шахт и разрезов, но и к угрожающему росту количества аварий и жертв, особенно за 1992 год.

Опыт последнего года показывает, что создание фундаментальных научных основ для экономически обоснованной оценки всех последствий предложенных в концепции и в стратегии развития энергетики страны мер является первоочередной и срочной задачей, без решения которой принятие быстрых конкретных решений вредно и недопустимо".

Отметим еще раз, что предложенная вашему вниманию статья академика К.Демирчяна поступила в редакцию журнала "Известия РАН" 22 декабря 1992 года.

Она заставляет о многом задуматься. В ней специалист в области энергетики рассказывает, как она устроена и какие ее свойства, например, постоянная времени измеряется многими годами. Насколько это важно — показывает следующее рассуждение. Представим себе, что найдутся энтузиасты, которые скажут: на американских авианосцах взлетно-посадочная полоса (ВПП) — 100 м, а в наших аэропортах — 2500 м. Уменьшим ВПП в аэропортах в 25 раз и получим миллиарды долларов поступлений в госбюджет. Мы, конечно, сочтем это глупостью, так как прекрасно знаем, что со стометровой полосы современный пассажирский лайнер не только не взлетит, но даже с трудом разместится на ней. Но когда политики нам обещают изменить экономику страны в 500 дней, и мы не знаем, что только переходные процессы в ней длятся 10-15 лет, то есть в среднем 5000 дней, то такие обещания получают нашу поддержку.

Таким образом, проанализирован первый этап (1991-1992 гг.) — этап принятия экстренных антикризисных мер. А что же на втором этапе (1993-1997 гг.) — этапе преодоления кризисных явлений и формирования энергетического рынка?

Здесь можно отметить, что в эти годы Россия просто-напросто "проедает" свои запасы. Причиной этого является многократное снижение объемов геофизических поисковых работ и глубокого бурения, а также практически полное прекращение в течение ряда этих лет научного обеспечения работ. Это неоднократно подчеркивал в своих статьях и выступлениях академик А.Трофимук.

В 1993-1994 гг. Сибирское отделение РАН видело эти негативные явления и добилось включения в "Энергетическую стратегию России" требования о необходимости доведения геологоразведочных работ до объемов, обеспечивающих подготовку запасов газа до 1 трлн куб. м в год. В одобренной 7 декабря 1994 года комиссией Правительства Российской Федерации по оперативным вопросам "Энергетической стратегии России" это предложение нашло отражение. Однако никаких конкретных мер для его реализации принято не было. Положение с подготовкой запасов газа (и других энергоносителей) продолжает оставаться катастрофическим (см. Конторович и др., "Природные ресурсы и их рациональное использование", Академия Северного форума, Якутск, 1997).

А вот что писал академик В.Накоряков ("НВС", N 28, 1996 г.): "Тем с большей тревогой воспринимаются факты, говорящие о начале разрушения мощного топливно-энергетического комплекса страны. Рост цен на энергию, тепло, топливо душит страну. В ТЭКе стареет оборудование, падает культура обслуживания". И это в середине 1996 года! О каком преодолении кризисных явлений и формировании энергетического рынка можно говорить!

Это нас убеждает, что не политическая воля партий и гений правителей, а знания специалистов во всех областях деятельности общества являются решающими при управлении государством.

Пока наше общество не проникнется этим пониманием, до тех пор нам плыть по морю судьбы без ветрил и правил.

Следует сказать о весомом вкладе сибирских ученых в концепцию развития ТЭК страны. Институты СО РАН активно участвовали в разработке "Энергетической стратегии России" и в результате их участия в нее были включены:

- требование уделить особое внимание воспроизводству минерально-сырьевой базы нефтяной и газовой промышленности и обеспечить доведение объемов геологоразведочных работ до уровня, гарантирующего прирост запасов нефти не менее 400 млн тонн в год и газа не менее 700 млрд кубометров в год;

- указание на необходимость формирования нового нефтегазового комплекса на востоке России, в Восточной Сибири и Республике Саха (Якутия);

- указание на необходимость газификации юга Западной и Восточной Сибири и увеличения доли газа в топливно-энергетическом балансе регионов.

В настоящее время СО РАН принимает участие в разработке Федеральной целевой программы экономического и социального развития Сибири в 1997-2005 гг., одним из важнейших элементов которой является энергетическая стратегия Сибири (см. Добрецов Н.Л., Конторович А.Э. в сборнике "Повышение эффективности освоения газовых месторождений Крайнего Севера" под ред. Р.И.Вяхирева, 1997г.).

Энергетическая стратегия Сибири (ЭСС) — комплексная разработка, включающая весь спектр проблем, относящихся к данному сектору экономики. Выделим важнейшую разработку — комплексные сценарии развития ТЭК Сибири, связанные со структурной перестройкой в энергетике и развитием смежных отраслей экономики Сибири.

Говоря о формировании и реализации различных сценариев, нужно сознавать, что они вовсе не претендуют на разработку достоверного прогноза на рассматриваемый период. Основная задача состоит в оценке социально-экономических последствий уже действующих в экономике механизмов, или зарождающихся тенденций их изменений (см. Материалы Всероссийской конференции по экономическому развитию Сибири, Новосибирск, 1993 г.).

На первой международной конференции, проходившей 25-28 июня 1996 г. (см. Академия Северного форума, Знания — на службу нуждам Севера, Якутск, 1997) сибирские ученые с горечью отмечали, что после 1991 года мощная система предприятий по поискам и разведке месторождений нефти и газа, которая с огромными трудностями и затратами создавалась в течение нескольких десятилетий, в условиях прекратившегося финансирования оказалась практически разрушенной и для ее восстановления необходимы огромные усилия.

Тем не менее видится восточная стратегия развития, при которой Сибирь станет газовой артерией стран Азиатско-Тихоокеанского региона. В семидесятые-восьмидесятые годы Советскому Союзу при поддержке некоторых западноевропейских государств удалось реализовать грандиозный газовый проект в Западной Сибири и Европе. Сибиряки надеются, что несмотря на всю тяжесть современного экономического положения, Россия и ее восточные соседи смогут сконцентрировать свои усилия на реализации этого гигантского проекта.

На этой же конференции в Якутске отмечалось, что формирование в Восточной Сибири и в Республике Саха нового крупного центра по добыче газа может стабильно обеспечить экологически чистым энергетическим сырьем, по крайней мере, на 50-60 лет огромную часть территории Земного шара, где сегодня проживает значительная часть его населения.

"Если последнюю четверть XX века рассматривать как период формирования уникальной Западно-Сибирско-Европейской системы газоснабжения и газообеспечения, то ближайшие десятилетия должны стать периодом формирования аналогичной системы газоснабжения и газообеспечения в Восточно-Сибирско-Азиатско-Тихоокеанском регионе. Реализацию такой программы можно рассматривать как крупнейший энергетический и экологический проект первой четверти XXI века!".

стр. 

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?25+172+1