Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

О газете
Редакция
и контакты

Подписка на «НВС»
Прайс-лист
на объявления и рекламу

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2018

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости
 
в оглавлениеN 50 (2386) 27 декабря 2002 г.

ОБСКУЮ ВОДУ — В СРЕДНЮЮ АЗИЮ?

Иллюстрация

Под занавес года, в начале декабря, российские СМИ выдали сенсационную новость: мэр Москвы Ю.Лужков предложил реанимировать проект по переброске части стока сибирских рек в Среднюю Азию. Соответствующее письмо было направлено им 5 декабря Президенту РФ В. Путину. Президент переправил письмо в Правительство для проработки.

Наталья Притвиц

Что предлагает Ю.Лужков

По свидетельству "Российской газеты", "предлагается в районе Ханты-Мансийска "завернуть" реку Обь (имеется в виду — часть стока реки. Н.П.). Чтобы она добралась до Средней Азии, необходимо построить канал длиной 2550 км, шириной 200 метров, глубиной 16 метров, общий объем водного потока 27,2 куб. км в год (с перспективой увеличения до 37 куб. км в год, за счет более интенсивного использования паводковых вод. Н.П.). И еще, поскольку вода должна будет течь в гору (таков ландшафт пересекаемой каналом местности), то нужно построить пять насосных станций, годовое потребление энергии которыми может составить 10,2 млрд. киловатт-часов" ("Поворот Лужкова", РГ 11.12).

Интересно, что впервые письмо Ю. Лужкова В. Путину о переброске от 25.01.2002 было опубликовано в газете "Зеленый мир" N 11-12. В том же номере около 20 страниц посвящено дискуссии по этой проблеме. Теперь, правда, пишут, что Ю. Лужковым представлена "Проблемная записка по вопросу взаимовыгодного использования избыточных и паводковых вод сибирских рек для вовлечения в хозяйственный оборот пригодных для орошения земель России (на юге Западной Сибири) и Средней Азии", но приводимые в декабрьских статьях основные данные полностью совпадают с опубликованным январским письмом. По нему и буду далее цитировать данные о проекте.

"Техническая сторона предложения сводится к использованию 6-7 % общего дебита реки Обь в качестве ресурса, продаваемого сельскохозяйственным и промышленным производителям России, Казахстана, Узбекистана и, возможно, Туркменистана, без ущерба для экологии всей гидросети Тобол — Иртыш — Обь".

"Юридической формой реализации такого проекта может стать создание Международного Евразийского Консорциума с долевым участием сторон".

Предлагается "создать из представителей Правительства РФ, Российской академии наук, Администрации Москвы, заинтересованных субъектов РФ, Узбекистана, Казахстана временную рабочую группу для обоснования научной концепции проекта и разработки учредительных документов".

Удивительно, но в газете "Аргументы и факты" ("Среднюю Азию спасет Лужков", АиФ N 51) речь идет о совсем ином варианте проекта! "В планах Лужкова нет перекачки воды с севера насосными станциями. По границе Омской области и Казахстана проходит природный водораздел двух бассейнов: гряда возвышенностей, в самом узком месте шириной 80 км. Идея Ю. Лужкова состоит в том, что на нашей территории у границы водораздела будет создано водохранилище. Мэр Москвы предлагает пробить под грядой водораздела два тоннеля".

Как это понимать?

Что пишут оппоненты

Об этом — почти весь номер "Зеленого мира" N 11-12 за 2002 г. Если в нескольких словах, то: проект не поможет Средней Азии, т.к. ориентирован на отсталое в техническом отношении орошаемое земледелие; не оценены достаточно полно экологические последствия (засоление и подтопление земель, фильтрация, ледовитость Оби и т.д.); проект не обоснован экономически, стоимость занижена (по статье чл.-кор. РАН, вице-президента Международного геофизического союза Н. Глазовского "Осуществление этого проекта ничего, кроме вреда, России не принесет".

Там же — статья академика А. Яншина, чл.-к. В. Сакса и проф. В. Широкова из книги "Природные условия Западной Сибири и переброска рек в Среднюю Азию" (Н., Наука, 1975) о необходимости масштабных научных исследований проблемы и о недостатках существующих проектных схем.

Там же — полный текст заключения экспертной подкомиссии Государственной экспертной комиссии Госплана СССР по ТЭО (технико-экономическому обоснованию) проекта переброски от 20 сентября 1982 г. Заключение, после массы серьезных замечаний, — "ТЭО не в полной мере отвечает требованиям..." Но работы по проекту решено продолжить, поручения даны АН СССР и ее Сибирскому отделению. Среди членов комиссии с особыми мнениями (более критическими) выступили академики А. Яншин и Т. Заславская, чл.-к. О. Васильев, проф. Р. Шнипер.

Как известно, очередное заключение по ТЭО было поручено в 1981 году Сибирскому отделению. Несмотря на давление руководителей среднеазиатских республик, выводы о недостаточной проработке экологических и экономических аспектов проблем переброски остались в силе. В 1986 г. ЦК КПСС и Совмин СССР приняли постановление о прекращении работ по переброске.

Ю. Лужков в своем письме называет две причины закрытия проекта. Вторая — экономическая, а первая — "слабость и нерешительность власти, которой противостояла сила недобросовестно сформулированного общественного мнения, в первую очередь псевдопатриотами и псевдоэкологами". Н. Глазовский в "ЗМ" приводит длинный список ведущих ученых и специалистов, считавших проект необоснованным. Мы могли бы добавить в этот список имена многих ученых Сибирского отделения.

Новые геополитические факторы

Фактор N 1, с которого начинается письмо Ю. Лужкова В. Путину, — "по прогнозам ученых, в XXI веке проблема пресной воды станет главным источником конфликтов, перерастая в главный лимитирующий фактор развития человечества". (Добавим, что на последнем Саммите Земли в конце прошлого лета в Йоханнесбурге даже российский премьер М. Касьянов озаботился проблемой нехватки воды на юге Африки и пообещал, что водой поможет им Россия. А недавно комитет ООН по экономическим, социальным и культурным правам включил право на чистую безопасную воду в число основных прав человека, К 7.12).

Далее Ю. Лужков излагает сведения о крайне напряженном положении с водой в Среднеазиатском регионе. Оно еще ухудшится, когда "при нормализации обстановки в Афганистане и переходе его на мирное развитие произойдет забор на законных основаниях (по нормам международного бассейнового права) 10 куб. км воды из Амударьи на сельхознужды". А это сразу уменьшит обеспеченность пресной водой Узбекистана.

"РГ" напоминает, что еще в 1996 году на международном "аральском" форуме руководитель Госкомприроды Узбекистана А. Хабибуллаев заявил, что "Россия предложила странам региона воду западносибирских рек. Мы благодарны ей за это, но пока не определили своего отношения к такому доброму шагу...". И далее: "Некоторые компании и банки Узбекистана и Казахстана в этом и прошлом годах консультировались с представителями московского правительства о столичной помощи в решении центральноазиатских водных и экологических проблем. Позднее в эти раунды включились якобы представители некоторых министерств, а также московских водохозяйственных и строительных организаций".

В других публикациях утверждается, что глава Минприроды Артюхов в этом году уже дважды говорил о возможности в новых условиях вернуться к проблеме переброски Оби, чтобы получать от этого прибыль (НИ и НН 14.12).

А Международный фонд спасения Арала вовсе не считает переброс рек Западной Сибири "лекарством от обезвоживания" региона. На недавнем совещании этого фонда отмечалось, что улучшить ситуацию могут рациональное использование местных водоресурсов в сочетании с жесткими санкциями за их загрязнение. Кстати, по объемам всевозможной грязи Амударья, Сырдарья, Иртыш, Тобол и Ишим уже который год занимают первые места в бывшем СССР! (РГ 6-13.12).

Несколько лет назад в Средней Азии работала комиссия ЮНЕСКО, которая изучала проблему водообеспечения региона. Комиссия также пришла к выводу, что там необходимы современные технологии, обеспечивающие экономичное использование воды. При таких технологиях местных водных ресурсов может хватить до 2025 года. За пределами этого срока, как считает участник работы комиссии академик О. Васильев, могут потребоваться более радикальные меры, и переброска части стока вод Оби и Иртыша — один из наиболее вероятных вариантов решения этой проблемы ("Напоят ли сибирские реки Среднюю Азию?", Т 10.12).

Но существует и фактор N 2 — предстоящее уменьшение количества воды в Иртыше, а значит — и в Оби.

Как сообщает "РГ", в позапрошлом году Китай самовольно повернул "на себя" верхнее течение (то есть исток) Иртыша — реку Черный Иртыш, фактически отказавшись от трехсторонних переговоров по этому вопросу с РФ и Казахстаном. Зато последствия не замедлили сказаться в обширном регионе, включающем Республику Алтай, Тюменскую, Новосибирскую и Омскую области. Из-за перемены русла верхнего Иртыша Россия уже недополучает свыше двух кубокилометров воды в год (РГ 6-13.12 и 12.12).

Директор Института водных и экологических проблем СО РАН Ю. Винокуров предупреждает, что Поднебесная уже объявила о своих планах забирать до 10 кубокилометров вод Черного Иртыша для собственных нужд: "Китай имеет на это право, ведь исток реки находится на его территории". Сокращение водности Иртыша скажется на работе Бухтарминской и Шульбинской ГЭС на Иртыше ("Политический круговорот воды в природе", АиФ/С N 51).

"ВН" добавляет к этому информацию о проектируемом на территории Казахстана канале Иртыш — Карамай (город на северо-западе Китая). "По этому каналу от 20 до 40 процентов стока Иртыша переориентируется на Китай". А это, между прочим, прямой удар по Оби! ("Московский мэр зарится на сибирскую воду!", ВН 14.12).

Кому что достанется

Как следует из письма Ю. Лужкова, прибыль (от вовлечения в оборот неиспользуемых продуктивных сельхозземель России и Средней Азии, орошаемых сибирской водой) "будут получать участники Консорциума за счет экономического развития соответствующих территорий". В качестве российских водопользователей названы Челябинская и Курганская области, о сибирских территориях в письме — ни слова. Столица, как пишет Ю. Лужков, согласна получать свою долю прибыли в виде "дешевой сельхозпродукции, особенно в весенний и зимний периоды". ("О'кей — Оби", И 6.12).

Политический обозреватель "НН" И.Лихоманов считает, что для жителей Сибири реализация этого проекта не обещает ровным счетом ничего, кроме непредсказуемых экологических и социальных неприятностей. Все экономические выгоды получат крупные московские финансово-промышленные корпорации (через которые пойдет целевое финансирование и которые будут организовывать строительство канала) и федеральное правительство, которое станет получать доходы от торговли водой сибирских рек. "Мы же получим шиш с маслом — и это так же точно, как то, что Сибирь и сегодня получает крохи от экспорта нефти и газа, тогда как львиная часть доходов теряется где-то в недрах столичных офисов газовых и нефтяных корпораций и в лучшем случае идет на пополнение федерального бюджета в ущерб региональным и местным" ("Подводные камни Лужковской инициативы", НН 14.12).

Вообще, когда вспомнишь про многочисленные разорительные "пирамиды" последнего десятилетия, невольно приходит на память жульническая компания, созданная в свое время во Франции для сооружения Панамского канала. Именно с тех пор "Панама" стала нарицательным обозначением крупной аферы...

Отклики из Сибири

Одним из первых откликнулся полномочный представитель Президента в Сибирском федеральном округе Л. Драчевский. Он отметил, что в обществе под влиянием множества публикаций ученых и журналистов сложилось резко негативное отношение к такого рода проектам. "Однако часто бывает так, что самые неожиданные и дикие предложения оказываются востребованными", — сказал он ("Реки, впадающие в маразм", НИ 14.12). Одно слово — дипломат!

"Ничего страшного не произойдет" — считает начальник Верхне-Обского бассейнового управления С. Бавский. Это и понятно — ведь забор воды из Оби предусматривается в ее среднем течении, далеко от Новосибирска... Да, "требуется детальное изучение". Но — "Я понимаю, что скоро торговать нам будет нечем. Запасы нефти и газа небесконечны. Остается только вода, еще, может быть, воздух качнем" (НН 14.12).

А работник "Верхнеобьрыбовода" Е. Упадышев серьезно обеспокоен: "Любое вмешательство в естественную природную среду повлечет серьезные изменения". Пример — исчезновение в Оби осетра после строительства Новосибирской ГЭС, которая отрезала большую часть его нерестилищ (АиФ/С N 51).

В "Труде" опубликовано интервью с советником РАН, академиком О. Васильевым, который более 20 лет назад участвовал в работе подкомиссии Государственной экспертной комиссии Госплана СССР при рассмотрении ТЭО проекта переброски. По его словам, эксперты, хотя и руководствовались самыми жесткими критериями, не выявили опасности глобальных или крупномасштабных региональных изменений природных условий в связи со строительством канала. Можно говорить лишь о локальных изменениях климата, состояния поверхностных и подземных вод по трассе канала.

О. Васильев напомнил, что ТЭО было подвергнуто весьма жесткому анализу в Сибирском отделении Академии наук, и что рекомендации сибирских ученых просматриваются в постановлении ЦК КПСС и правительства 1986 года, на основании которого работы по проекту переброски были остановлены.

Что касается возобновления работ в этом направлении, то необходимо еще раз самым тщательным образом просчитать и взвесить все "за" и "против" ("Напоят ли сибирские реки Среднюю Азию?" Т 10.12). Примерно те же соображения содержатся и в его интервью "Если продаем нефть и газ, почему не продать обскую воду?" (КС 45).

Директор Института водных и экологических проблем СО РАН Ю. Винокуров подтвердил, что "старый" вариант проекта открытого канала в грунте действительно мог привести к непредсказуемым экологическим последствиям, усугубил бы заболоченность местности. Велики были бы и потери влаги через испарение. Ю. Винокуров считает: если уж возвращаться к проблеме водоснабжения Азии, то технологическое решение должно быть другим. К примеру, с точки зрения экологической безопасности труба более приемлема, чем открытый канал (АиФ/С N 51).

Обозреватели "Новой Сибири" М. Готлиб и А. Топоров прогнозируют: "Похоже, что Сибирь решению о повороте Оби в Среднюю Азию противостоять не может". И далее: "Вполне можно предположить, что если президент такое решение примет, экономисты обоснуют целесообразность рытья канала, экологов уговорят, с представителями местных элит достигнут консенсуса. Остается общественное мнение — станет ли оно, как в восьмидесятых, пытаться накладывать вето на проект века?" (НС 14.12).

В. Кузменкин из "ВН" призывает: "Противостоять таким "проектам" можно только одним способом — сформировать единую позицию структур исполнительной власти, депутатов всех уровней, ученых и общественности Западной Сибири" ("Московский мэр зарится на сибирскую воду!" ВН 14.12).

Хочется напомнить в заключение фрагмент выступления академика В. Коптюга (тогда председателя СО РАН) при обсуждении другого, но тоже экологически небезопасного проекта: "При выработке решений надо отключиться от эмоций. Полностью отключиться, конечно, нельзя, потому что мы болеем за природу..., но научная аудитория прежде всего должна вести аргументированную дискуссию" ("Уроки гласности", в кн. "Наука спасет человечество", Н., 1997).

Наверняка такие дискуссии еще впереди.

Сокращения: АиФ — "Аргументы и факты", АиФ/С — "АиФ Сибирь", ВН — "Вечерний Новосибирск", ЗМ — "Зеленый мир", И — "Известия", К — "Коммерсант", КС — "Континент Сибирь", НИ — "Новые известия", НН — "Новосибирские новости", НС — "Новая Сибирь", РГ — "Российская газета", Т — "Труд".

стр. 10

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?18+230+1