Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

О газете
Редакция
и контакты

Подписка на «НВС»
Прайс-лист
на объявления и рекламу

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2018

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости
 
в оглавлениеN 9 (2495) 4 марта 2005 г.

НЕ НУЖЕН ИМ БЕРЕГ ТУРЕЦКИЙ…

А. Яновский, орнитолог, кандидат биологических наук

На заснеженных сибирских просторах едва ли не полгода царит зима. И даже не столько суровые морозы, сколько долгие ночи, когда темное время занимает более двух третей суток, заставляют все живое нахохлиться и оцепенеть в ожидании рассвета.

Большинство пернатых осенью покинули наши края, гостеприимные для них лишь 4-5 месяцев в году. С замерзанием водоемов улетели к югу и юго-западу водоплавающие птицы. В заповедных водно-болотных угодьях Прикаспийской низменности, Причерноморья, Месопотамии и Индостана они проведут эти месяцы, перелиняют в брачный наряд и весной вернутся в Сибирь, чтобы вывести потомство.

Иллюстрация

В последние десятилетия дикие утки-кряквы в каком-то количестве стали оставаться на зиму в более северных широтах — в больших городах, где имеются незамерзающие водоемы. В России сначала это была Москва, затем в качестве места зимовки крякв стал известен Санкт-Петербург, а теперь и еще одна «столица» — Новосибирск. Главным обстоятельством, благоприятным для зимовки, служит наличие ГЭС, ниже плотины которой вода не замерзает даже в самые лютые холода. Здесь утки могут отсидеться в крайне морозные дни, когда сковано льдом даже основное место кормежки — устье речки Каменки, что возле железнодорожного моста. Благоприятствует уткам и то, что мост этот с полосой в несколько десятков метров от него — место, запретное для посещений посторонними. Конечно, можно только диву даваться, почему утки не погибают от тех, с позволения сказать, кормов, которые они выуживают в грязных городских стоках. Ведь через Каменку идет сброс неочищенных вод. В иле всегда в изобилии красные червячки — мотыль, т.е. личинки комаров-звонцов, хирономиды.

Аквариумисты говорят, что необходимо несколько дней передержать в кефире собранный в Каменке или Ельцовке мотыль, чтобы очистить его хотя бы от быстродействующих ядов. Иначе аквариумная живность от такого «корма» тут же околеет. А уткам хоть бы что! (Хотя вряд ли сами они, питаясь этим, годятся в пищу в виде жаркого из дичи.) Более того, год от года крякв, зимующих в черте Новосибирска, становится все больше. Почему именно крякв, а не других видов уток? Дело в том, что в отличие от других видов, кряквы всегда зимовали недалеко от Сибири. Линька в брачный наряд проходит у крякв значительно раньше, чем у других уток: уже к октябрю у них отрастает красочное плотное оперение с обильным пухом. Фактически, это зимне-весенний, а не только брачный наряд. Благодаря ранним срокам линьки, к началу зимы кряквы одеты не только нарядно, но и очень тепло.

Еще одна немаловажная особенность: кряквам не надо преследовать добычу под водой, как ныркам или крохалям. Они просто методично процеживают воду с илом через пластины по краям клюва, выбирая съедобные объекты: червячков, семена и т.п. При таком способе кормежки свет не нужен (тем более, что в городе не бывает полной темноты), и кряквы могут кормиться хоть всю ночь, не опасаясь преследования со стороны хищников или человека, а днем отдыхать где-нибудь вдали от берега на воде или на льду, греясь в скудных лучах зимнего солнца. Находясь в стае, кряквы уже с осени держатся постоянными парами. Лишь селезни-неудачники плавают особняком. Если какая-нибудь утка останется без партнера, холостой селезень может занять освободившееся место.

Возникает вопрос о месте рождения зимующих в городе уток. Судя по результатам специальных наблюдений, проведенных в других регионах, они выводятся и гнездятся также в черте города и его ближайших окрестностях. И в Новосибирске, благодаря разбросанному по большой территории, так называемому диффузному, расположению жилых кварталов среди лесных массивов и заболоченных мест, кряквы находят участки, пригодные для успешного гнездования, в частности, в пойме Оби между плотиной ГЭС и устьем реки Ини. Орнитолог  Т. Джусупов летом частенько встречает на лужах и прудах среди заболоченных кустарников в районе шлюза и станции «Сеятель» диких уток с пуховиками и подросшими утятами-хлопунцами. Разумеется, более строгие доказательства «оседлости» новосибирских крякв могут быть получены только после кольцевания (мечения) по меньшей мере полторы сотни утят. Пока ясно одно. Стоит уменьшить масштабы изъятия особей из популяции при ружейной охоте и тогда численность диких уток может в течение полутора десятилетий намного увеличиться, несмотря на все невзгоды, с которыми птицы сталкиваются даже в таких, казалось бы, малопривлекательных для дичи, загрязненных местах, как большие города. В городе отсутствует только один из лимитирующих факторов — ружейная охота. Руководители охотничьих обществ, стремясь в выгодном для себе свете объяснить, почему на наших необъятных просторах так мало дичи, часто говорят: «Потравили ядохимикатами, затоптали при выпасе скота» и т.д. Конечно, это тоже имеет большое значение. И все же, сотни крякв, облюбовавших Новосибирск в качестве постоянного места обитания, наглядно свидетельствуют: «Не стреляйте по птицам хотя бы весной, не открывайте охотничий сезон так рано осенью, ограничьте норму добычи, и дичи у нас станет значительно больше, чем теперь».

…В последние годы зимы у нас сравнительно мягкие. Если же вдруг нагрянут долгие крепкие морозы, у уток с их запасами подкожного жира всегда есть возможность подняться в небо и совершить перелет далеко на юго-запад со скоростью порядка 120 км в час. Благо, что при сильном похолодании ветер дует попутный, северо-восточный.

стр. 8

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?12+324+1