Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

О газете
Редакция
и контакты

Подписка на «НВС»
Прайс-лист
на объявления и рекламу

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2018

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости
 
в оглавлениеN 43 (2578) 2 ноября 2006 г.

ЖИЗНЬ ЯНШИНА В ТРЕХ КНИГАХ

В этом году, в марте, исполнилось 95 лет со дня рождения выдающегося русского геолога Александра Леонидовича Яншина (1911-1999 гг.).

Г. Хомизури, доктор геолого-минералогических наук,
Государственный геологический музей
им. В. И. Вернадского РАН,
г. Москва

Иллюстрация

Александр Яншин — личность, ставшая почти легендарной еще при жизни. Единственный академик, не получивший законченного высшего образования. Выдающийся исследователь и теоретик, идеи которого «питали» не одно поколение геологов. Блестящий оратор, равного которому среди русских геологов XX столетия, пожалуй, не было. Исключительное обаяние и доброжелательность, и в то же время жесткое неприятие любого рода научной некомпетентности, подвергавшейся им уничтожающей критике.

При жизни и после его кончины о нем вышли десятки статей. Но наиболее серьезными, на мой взгляд, следует считать опубликованные в 2005 г. издательством «Наука» (г. Москва) монографию «Академик Александр Леонидович Яншин. Воспоминания. Материалы в двух книгах» и книгу Р. Г. Гарецкого «Академик Яншин — дорогой мой учитель и друг».

Первая книга монографии открывается выступлением Б. С. Соколова на симпозиуме «Проблемы разработки научной биографии творческой личности», посвященной памяти Александра Леонидовича в конце 2000 г., т.е. спустя год после его кончины. «Слишком быстро промелькнули эти месяцы, — говорил Б. С. Соколов, — без оживляющего присутствия Александра Леонидовича и слишком жив его активный образ среди нас, чтобы мы в полной мере ощутили, что физически его уже нет и нам оставлен только долг перед его памятью. То, что я хочу сказать об Александре Леонидовиче, это всего лишь беглые штрихи к его портрету…»

Все последующие разделы обеих книг, конечно, штрихи (но отнюдь не беглые) к портрету Александра Леонидовича. Это как бы первый опыт той самой «разработки научной биографии творческой личности», которая ждет своего крупного историка науки.

Не могу не отметить титанический труд составителей (Ф. Т. Яншина, З. К. Соколовская и В. И. Соколовский), которые из колоссального массива литературы о А. Л. Яншине смогли выбрать наиболее яркие и интересные материалы не только для геологов, но и для любого читателя, живо интересующегося историей российской науки и ее выдающимися представителями.

В первом разделе помещен биографический очерк Р. Г. Гарецкого и Ф. Т. Яншиной «Жизненный путь Александра Леонидовича», «Воспоминания о детстве А. Л. Яншина», написанные его двоюродной сестрой Н. Д. Чаплиной, и отрывок из письма отца А. Л. Яншина — Л. А. Яншина, которые приоткрывают некоторые детали биографии А.Л. и некоторые черты его характера. Приведу лишь небольшой отрывок из письма его отца:

«В 1949 г. в Приаралье он заканчивал проверку шурфов и по неисправности бадьи упал с высоты 18-20 м. Перелом правой ноги, открытый, с раздроблениями <...>. Доставили его в Аральск, а оттуда перевезли в Институт Склифосовского. Ко всему прибавилось ужасное заражение крови. Три месяца был между жизнью и смертью <...> Летом 1950 г. ему сделали сложную и трудную восстановительную операцию. Операция продолжалась около 4-х часов <...> Все он выносил без стонов, без капризов. Врачи удивлялись его терпению. А лежа у Склифосовского, переводил английскую и французскую геологическую литературу».

Во втором разделе приведены воспоминания А. Л. Яншина о его предках, две автобиографии (1952 и 1985 гг.), очерк «Начало пути» и эпизоды, относящиеся к 1931 и 1937 гг.

Несомненный исторический интерес представляют два документа, направленные им «В Центральную приемную комиссию при Главпрофобре» и «В Главпрофобр» и один отрывок из его очерка «Начало пути». Современный читатель лишь слышал что-то о том, что в 1920-х годах прием в высшие учебные заведения страны был закрыт некоторым категориям в виду их «социального происхождения». А здесь документы (и именно благодаря им будет понятно, почему Александр Леонидович был «единственным академиком, не получившим законченного высшего образования»). В 1928 г. А. Л. Яншин успешно сдал вступительные экзамены на географический факультет МГУ, но не был зачислен ввиду того, что он был «не из рабочих и крестьян». Он обратился в Центральную приемную комиссию с ходатайством о пересмотре этого решения. «Мое единственное желание, — писал он, — учиться и стать полезным обществу работником». И получил отказ. Вскоре он узнал, что в МГУ возобновлен институт вольнослушателей. «Я хочу быть вольнослушателем на географическом отделении, где из 19 принятых человек в настоящее время осталось только 9». И опять получил отказ. «Неудача не остановила нас [А. Л. Яншин, В. А. Вахрамеева и П. Д. Безрукова. — Г.Х.], и с 1-го сентября мы стали аккуратно посещать лекции. Студенты-комсомольцы пробовали нас выгонять, но профессора и преподаватели заступались за нас и даже выдали нам зачетные книжки».

В этом же разделе помещены рассказ о встречах с С.Н. Рерихом, очерки о Н.К. Рерихе и В. И. Вернадском, К. И. Сатпаеве, В. С. Соболеве и А. Е. Ферсмане. Наибольший интерес (на мой взгляд) представляет очерк «Н. К. Рерих и В. И. Вернадский». Это не эссе, не краткое сравнение творческой деятельности Н. К. Рериха и В. И. Вернадского, а серьезное философское исследование о двух русских мыслителях, «ни разу не встречавшихся друг с другом, не переписывавшихся, не писавших друг о друге и в то же время связанных рядом общих особенностей, которые делают их близкими нам, современникам».

В третьем разделе сборника опубликованы размышления А. Л. Яншина о задачах в области наук о Земле, экологии и книгоиздании и три очерка-самоотчета. Четвертый раздел содержит беседы и интервью А. Л. Яншина, опубликованные в 1961-1999 гг.

Небольшое «лирическое отступление».

Иллюстрация
В день 80-летнего юбилея.

Жанр рецензии предполагает краткое изложение рецензируемого труда, оценку его достоинств и указание на недостатки (серьезные или незначительные). Материалы, помещенные в данной монографии, — наслаждение для читателя, умственное и эстетическое, но! — изложить даже вкратце невероятное количество мыслей в статьях, эссе, интервью А. Л. Яншина — совершенно непосильный труд. А еще письма…

В каждой статье и в каждом интервью, в каждом письме Александр Леонидович затрагивал не одну, а несколько проблем, каждая из которых — «животрепещущая», сохраняющая свою актуальность и по сей день, хотя некоторые из статей написаны им десятки лет назад.

Например, одной из «основных задач в области наук о Земле на период до 2000 г., а вернее даже 2005 г., он в 1988 г. считал «изучение стихийных бедствий с целью их прогноза и предупреждения». Если бы мы еще в 1988 г. последовали его призыву, то, может быть, как-то смогли бы прогнозировать и смягчить последствия следующих одно за другим в последние годы мировых стихийных бедствий на планете (катастрофические землетрясения, цунами, наводнения и пр.). Та же проблема рассмотрена им в интервью «Как здоровье планеты?»

Неоднократно возвращаясь к проблемам экологии («Тревожные будни отечественной экологии», «С экологией на «Вы»), он одновременно (не походя, а фундаментально) рассматривает вопрос образования студентов.

Отвечая на вопрос: «Ваше мнение о роли ученого в современном обществе?», он в то же время поднимает вопрос о роли науки в современном обществе («Времена фаустов миновали»).

Исключительный интерес представляет его статья «Выбор», посвященная, на первый взгляд, «проблеме выбора из потока литературы самого необходимого для работы и жизни, об общественных и вместе с тем каждый раз глубоко индивидуальных критериях этого выбора». Не могу не привести поучительный фантастический рассказ из уст Александра Леонидовича: «Погибая в море информации, человечество стало строить библиографии каталогов и каталоги библиографий до того момента, пока все знания мира уместились в одном ящике, а каталоги стали занимать целые галактики. Как и следовало ожидать, ящик знаний затерялся в обилии отмычек к нему». Проблема выбора из потока литературы самого необходимого рассмотрена им и в интервью «Ученый и книга».

Борьба за прекращение строительства заводов на Байкале и доказательство полихронности эпох складчатости, размышления о ноосфере и перспективы, которые открывает выход человека в Космос, прикладные разработки фундаментальных научных исследований и борьба с проектом переброски части стока рек Западной Сибири в Среднюю Азию, «интервью в четыре руки» (совместное интервью Александра Леонидовича и его двоюродного брата — выдающего русского актера Михаила Михайловича Яншина) — вот лишь незначительная часть этих интервью.

Иллюстрация
В Институте геологии:
в верхнем ряду чл.-к. РАН Г. И. Грицко, ак. В. С. Cурков, чл.-к. РАН Б. А. Соколов, чл.-к. РАН Ч. Б. Борукаев, чл.-к. РАН Г. В. Поляков;
в нижнем ряду — чл.-к. РАН В. Д. Наливкин, ак. Ю. А. Косыгин, ак. Н. Л. Добрецов, ак. А. А. Трофимук, ак. Н. Н. Пузырев, ак. Н. А. Логачев, ак. А. Э. Конторович, ак. А. Л. Яншин.

Вторая книга данной монографии — воспоминания об Александре Леонидовиче — объединила около 60 авторов, среди которых В. Е. Хаин и Е. Е. Милановский, Б. С. Соколов и Ю. М. Пущаровский, Д. Гопала Рао и Н. С. Шатский, Е. А. Козловский и Н. П. Юшкин, и многие-многие другие. Я не берусь судить, какое из этих воспоминаний лучшее, ибо каждое из них освещает одну из многочисленных граней этого поистине «бриллианта» отечественной науки.

И хотя каждое из воспоминаний открывает что-то новое, буквально все говорят о нем как об ученом-энциклопедисте, о человеке огромного обаяния, всегда настроенном исключительно доброжелательно к людям и в то же время бескомпромиссном борце за научную истину, об ученом с ярко выраженной гражданской позицией по всем принципиальным вопросам науки, хорошо знающим и тонко понимающим литературу, знающем наизусть «километры стихов». Почти все вспоминают о его блестящих ораторских способностях, которые может засвидетельствовать и автор рецензии, несколько раз слушавший выступления А.Л.

Большинство из этих воспоминаний объединяет еще одно — Александр Леонидович сыграл в жизни их авторов исключительную роль.

«А. Л. Яншин меня ориентировал на изучение дна морей и океанов», — писал Н. А. Богданов, и эта установка стала основным стержнем его последующей деятельности. Я всегда восхищался самоотверженным трудом Владислава Павловича Волкова — благодаря ему мы имеем «Дневники» В. И. Вернадского, которым цены нет. И для меня было приятной неожиданностью узнать, что именно А. Л. Яншин предложил ему «сменить сферу научных интересов и профессионально заняться публикацией наследия В. И. Вернадского».

А. Л. Яншин был страстным последователем и продолжателем идей В. И. Вернадского. Как известно, многие труды В. И. Вернадского лежали под спудом. Предпринимавшиеся неоднократно попытки публикации этих трудов встречали очень сильное противодействие, и тем, что они все-таки состоялись, мы в первую очередь обязаны именно А. Л. Яншину.

Иллюстрация
В перерыве заседания Президиума: ак. Н. Н. Яненко, ак. Л. В. Овсянников, ак. А. А. Трофимук, ак. А. Л. Яншин.

О том, что существовал «великий проект» переброски части стока северных и сибирских рек на юг страны и о том, что с ним боролись видные советские ученые во главе с А. Л. Яншиным, наслышана вся страна. Что же касается подробностей этой борьбы (например, неблаговидной роли Московского КГБ), мало что было известно до публикации этих воспоминаний.

Как уже было сказано выше, об эрудиции Александра Леонидовича говорят буквально все, но всё же хотелось бы привести несколько примеров из этой книги. «Я сама видела, как, сидя спиной к геологической карте, он со снайперской точностью указкой через плечо попадал именно в ту точку Сибири, о которой шла речь, а для австралийской делегации за пять минут расписал до деталей неведомый им австралийской блок Пилбора так, что они про чай-кофе забыли и долго не смогли от изумления рты закрыть <...> Помню как-то он привел цитату из „Послания к Ефесянам“ св. апостола Павла. Я записала на листке бумаги, потом дома проверила по книге. Точно!» (Е. Н. Горная)

Есть ли какие-либо недостатки в рассмотренной публикации? Разумеется, есть, но они слишком незначительны. Единственным серьезным просчетом следует считать портрет, помещенный на обложке и форзаце первой книги. Это, по существу, один и тот же портрет, но данный в зеркальном отражении. (Во второй книге даны два совершенно разных портрета.)

Полагаю также, что некоторые моменты стоило бы прокомментировать, ибо многое из нашей истории неизвестно молодым читателям, тем более тем, кто будет читать эти книги спустя много лет. Приведу лишь один пример. Во многих местах обеих книг говорится о том, что Александр Леонидович был страстным почитателем творчества Н. С. Гумилева, собирал его стихи и знал большинство их наизусть. Только в одном месте вскользь говорится — «в то время запрещенного». Нет, это было совсем не безобидное занятие, и еще один и весьма существенный «штрих» к биографии Александра Леонидовича.

Читается на одном дыхании…

Относительно небольшой по объему (12 печатных листов) труд Р. Г. Гарецкого — поразительно емкий по содержанию. Здесь и биография его любимого учителя и друга, и история страны, и история геологии… История не голословная, а подкрепленная не только личными воспоминаниями, но и документами, некоторые из которых были недоступны не только массовому читателю, но и узкому кругу специалистов. Но самыми бесценными я считаю органично вставленные в текст многочисленные письма и записки А. Л. Яншина, отправленные автору книги с 1957 по 1996 гг.

Р. Гарецкий — ученик А. Яншина, действительный член Национальной академии наук Беларуси, иностранный член Российской академии наук, автор более 500 научных работ, в том числе 20 монографий.

Несомненное достоинство книги Р. Г. Гарецкого — ее совсем необычная структура. Описывая жизнь Александра Леонидовича в хронологической последовательности, автор в то же время сгруппировал события и по тематике: «Геология СССР», «Тектонические карты», «Дела сибирские», «Книголюб, редактор, издатель» и т.д.

В то же время каждая из этих «историко-тематических» глав (а их — 25) также включает в себя не одну, а множество тем. В качестве примера дам краткое изложение главы «Примугоджарье. Приуралье. Устюрт», посвященной в основном исследованиям, проведенным А. Л. Яншиным в этих регионах в 1950-1960-х гг. В этой главе повествуется о том, что, возглавляя лабораторию региональной тектоники Геологического института АН СССР, он, как и всегда, не ограничивался изучением лишь тектоники. «По поручению Яншина я, — пишет Р. Г. Гарецкий, — собирал геолого-геофизические материалы по структурам, описывал керн всех скважин, проводил корреляцию их разрезов, отбирал образцы для различных анализов, в особенности палеонтологических». А. Л. Яншин интересовался также подземными артезианскими водами Северного Приаралья и возможностью их использования для орошаемого земледелия.

И, разумеется, значительное внимание он уделял поиску полезных ископаемых. В результате проведенных исследований, в которых активное участие принимал и автор книги, был оконтурен обширный Кокпектинский ультраосновной массив, к которому приурочены богатые месторождения хромитов, а к корам их выветривания — месторождения силикатных никелевых руд. В Северном Приаралье  А. Л. Яншин открыл Кокбулакское месторождение оолитовых железных руд, а вместе с коллегами (в том числе и автором книги) — Базайское газовое месторождение, расположенное на трассе газопровода Бухара — Урал.

В этой главе повествуется не только об исследованиях Александра Леонидовича в этих регионах. Здесь и его интервью о Ташкентском землетрясении, публикуя которое, корреспондент исказил его высказывания, что дезинформировало читателя. Данная ситуация сейчас особенно болезненна, так как многие периодические издания не удосуживаются предоставить автору верстку, и многие (в том числе и автор данной рецензии) часто отказываются давать интервью.

В данной главе мы узнаем и о нелегкой судьбе многих ленинградцев, которые после убийства С. М. Кирова в 1934 г. без каких-либо веских оснований были расстреляны или высланы в отдаленные места.

В этой же главе опубликовано 9 писем и кратких записок А. Л. Яншина автору книги, в которых тот обращался к нему «с поручениями геологического характера, а нередко и с хозяйственными».

Рассказы  Р. Гарецкого отличаются образностью языка, ряд мест написан с большим юмором, вызывающим не только улыбку, но и неподдельный смех: «Однажды мы выехали в маршрут на лошадях и возвращались уже в сумерках. А.Л. немного отстал. Мы долго его ждали, начали уже волноваться, а его все нет. Затем видим: в лучах заходящего солнца едет А.Л., а под ним — только передняя половина его белой лошади. Он напомнил нам Дон-Кихота: худой, длинный, геологический молоток, как копье… Оказалось, что он с лошадью провалился в мий — грязевой вулканчик, и задняя половина его лошади стала совсем темной и невидимой издали».

Примерно также написаны и остальные главы. Несомненный интерес у читателя вызовут изыскания Р. Г. Гарецкого в главе «Первая встреча» о происхождении фамилии «Яншин», о его предках, более подробные сведения о его родителях. Совершенно неизвестный для многих почитателей А. Л. Яншина эпизод об аресте его родителей в 1927 г., которых продержали в тюрьме более двух месяцев, а затем «без всяких обвинений и объяснений выпустили»…

В книге Р. Г. Гарецкого проходит вереница многих видных геологов страны: Н. С. Шатский, Н. А. Штрейс, Ю. А. Косыгин, отец автора Г. И. Гарецкий, Д. И. Иловайский, О. С. Вялов, Н. П. Херасков и многие-многие другие. Причем, он не дает им какие-либо характеристики («видный тектонист», «крупный стратиграф» и т.д.), а приводит эпизод из их жизни, намного более интересный, чем стандартная характеристика. Приведу лишь один пример.

Отвечая на защите докторской диссертации своему оппоненту О. С. Вялову о якобы неверно определенном им возрасте отложений тасаранской свиты, А. Л. Яншин сказал: «Я должен признаться вам, что вчера я утаил от вас один экземпляр устрицы из этой коллекции. Я прошу прощения за это, но должен же я был приберечь какое-то оружие для самозащиты. Вот этот экземпляр! Возьмите его!» С этими словами А.Л. достал тот самый экземпляр раковины, показал его всем и с истинно победоносным жестом вручил оппоненту, которому ничего не оставалось, как только признать свою ошибку. На небольшом банкете после защиты О. С. Вялов с присущей ему артистической манерой прочел свое стихотворение по случаю защиты диссертации, в котором о сделанном ему «подарке» раковины отметил: «Бойтесь данайцев, дары приносящих…»

Особый интерес представляет глава «Народный депутат СССР», рассказывающая об одновременно близких и далеких временах. Тех временах, когда каждый кандидат в парламент страны представлял свою программу. Мы давно уже забыли эти слова — «программа» кандидата, его «платформа», но это было.

Есть ли недостатки в книге? Я внимательно прочел ее два раза и обнаружил лишь одну ошибку. «Всесильный руководитель КГБ» в 1953 г. Л. П. Берия (с. 62) никогда таковым не был и не мог быть, поскольку КГБ был образован после его смерти, в марте 1954 г. В момент ареста (26 июня 1953 г.) Л. П. Берия возглавлял МВД, а предшественника КГБ — МГБ он «разогнал» еще в апреле, и возглавлял оный С. Д. Игнатьев.

Эта неточность и, быть может, еще какие-либо, которые могут найти другие, ничуть не умалят многочисленных достоинств этой книги, которая (я вновь повторю) читается на одном дыхании.

Хотелось бы еще раз поблагодарить авторов и составителей книг — замечательного подарка для многочисленных почитателей А. Л. Яншина — и еще раз выразить надежду на будущие публикации словами Александра Леонидовича, написанными им более 30 лет назад:

«Ученым очень важны для их деятельности, а не только для удовлетворения любознательности, научные биографии других ученых, в которых раскрывались бы истоки и условия их творчества, судьба идей, давался бы критический анализ научного наследия, а также оценивалось значение этого наследия для современной науки».

Фото В. Новикова

стр. 4-5

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?3+394+1