Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2021

Сайт разработан
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам см. здесь
 
в оглавлениеN 25 (2610) 28 июня 2007 г.

НАУКА И ВРЕМЯ

Обзор прессы.

И. Глотов, «НВС»

РАН в ожидании Устава

Иллюстрация

Последние два месяца менеджмент РАН ожидает реакции правительства на принятый Общим собранием РАН в конце марта 2007 года в новой редакции Устав Академии, переданный в Правительство РФ для утверждения в соответствии с требованиями обновленного закона о науке. Основные положения академического устава существенно разошлись с предложенным Минобрнауки модельным уставом государственной академии наук.

Как заявил тогда министр А. Фурсенко, устав содержит некоторые правовые коллизии, которые противоречат существующему законодательству. По его словам, Минобрнауки совместно с представителями Академии должно рассмотреть эти коллизии и вынести какие-то предложения. В частности, в утвержденном академиками уставе отсутствует положение о возрастном цензе при занятии административных должностей в системе РАН.

К началу мая в ожидании решения правительства и пресса неспешно обсуждала возможные сценарии развития событий («НВС» № 16 от 19 апреля 2007 г.). Но новостей по поводу Устава к положенному сроку не появилось.

По информации «Независимой газеты», Минобрнауки прислало в правительство свои поправки, в которых настаивало на собственном варианте, а президент РАН вел постоянные интенсивные консультации в правительстве. Дело шло к созыву внеочередного Общего собрания РАН …

И вот 28 мая министр А. Фурсенко сообщил, что Устав Российской академии наук будет согласован Министерством образования и науки РФ и РАН до конца мая.

Следующая информация появилась 6 июня в «Независимой газете», которая сообщила, что по сведениям из источников в пресс-службе Российской академии наук, разногласия между академией и Министерством образования и науки РФ наконец-то преодолены. Главный документ академии, если не считать ряда незначительных поправок, остался практически в том виде, в котором он был одобрен Общим собранием РАН. Итак, консенсус достигнут, и 15 июня Устав РАН подадут в правительство на утверждение.

Вместе с тем, 14 июня министр А. Фурсенко выступил в Госдуме РФ в рамках правительственного часа с информацией по вопросу о мерах, принимаемых Правительством РФ и Российской академией наук по модернизации научной отрасли и развитию новых технологий. Большинство центральных СМИ и информагентств дало развернутую информацию по этому поводу, а на сайте министерства был опубликован полный текст выступления А. Фурсенко. Министр обозначил ряд нюансов, относящихся, прежде всего, к согласованию уставов госакадемий.

Юридическая экспертиза показала, что эти проекты не свободны от недостатков. Замечания имеются у различных федеральных органов исполнительной власти. По мнению министра, в уставах предстоит учесть простые и понятные вещи:

— закрепление федерального имущества за подведомственными академиям организациями в соответствии с законодательством РФ;

— установление Правительством РФ порядка определения объема и предоставления бюджетных субсидий на проведение фундаментальных научных исследований;

— установление персональной ответственности президентов академий за обеспечение эффективности деятельности возглавляемых ими академий.

Министерство считало бы целесообразным создание общественного или наблюдательного совета, не руководящего хозяйственной деятельностью и не определяющего направлений научных исследований, но принимающего участие в обсуждении и решении стратегических вопросов развития академий как общественных институтов.

Серьезной проблемой, до сих пор не решенной, является механизм финансирования академий в целом и их подведомственных организаций. Сейчас идет межведомственная проработка этого важнейшего вопроса. Не исключается вариант, когда придется в срочном порядке вносить поправки в Бюджетный кодекс.

Во исполнение поправок к закону о науке ведется работа по согласованию перечня организаций, подведомственных государственным академиям наук. Министерство считает целесообразным освободить академии от необходимости вести непрофильную для них деятельность с тем, чтобы они могли в максимальной степени сосредоточиться на проведении исследований. Было бы правильным передать на региональный и муниципальный уровни организации социальной сферы и бытового обслуживания, сохранив при этом необходимые финансовые средства у академий для закупки соответствующих услуг. Такие решения существенным образом сократили бы расходы на управленческий аппарат академий.

Как сообщил «Коммерсант», 15 июня в правительство был внесен проект Устава РАН «с разногласиями». Претензии к уставу есть у четырех профильных министерств — Минобрнауки, Минздравсоцразвития, Минфина и МЭРТа, чьи отрицательные отзывы вложены в пакет документов.

В Президиуме РАН не исключают, что некоторые пункты устава из-за расхождений с экономическим блоком правительства все же придется отредактировать, чтобы привести их в согласие с федеральным законодательством. Так, например, РАН, в состав которой входят как некоммерческие, так и коммерческие структуры, не сохранит статус некоммерческой организации, а превратится в государственное учреждение, лишаясь определенной автономии в управлении имуществом.

Однако 19 июня в «Российской газете» появилась информация, что срок предоставления согласованного Устава РАН в правительство вновь перенесен на более поздний. Ситуацию прокомментировал заместитель министра образования и науки В. Фридлянов.

По его мнению, среди нерешенных еще проблем — финансирование Академии. Раньше Академия была государственным учреждением. Она получала деньги из бюджета и распределяла их по сметам расходов и доходов. Теперь это «некоммерческая организация, государственная академия наук». Согласно Бюджетному посланию президента страны финансирование программы фундаментальных исследований, которые ведут государственные академии наук, должно осуществляться преимущественно субсидиями или грантами — деньги идут на выполнение конкретной программы и распределяются между организациями преимущественно по конкурсу. Вот эту схему финансирования и предстоит разработать Минфину во взаимодействии с академиями.

Есть вопросы с имуществом академий. В Гражданском кодексе присутствует понятие «некоммерческой организации», но среди их списка нет такой формы, в которой теперь существуют государственные академии наук. И сразу возникает проблема: какое имущество и в каком виде может быть закреплено за этими академиями? В законе о некоммерческих организациях после конкретного перечня «некоммерческих организаций» есть запись «и другие формы, предусмотренные федеральными законами». Вот сюда и должны вписаться академии, но в такой форме, чтобы не противоречить законодательству и имущественному праву. Здесь требуется четкое заключение от Минэкономразвития.

Коснулся  В. Фридлянов и целесообразности создания в академиях общественных советов, куда могут входить представители Общественной палаты, власти, предприниматели. Такой совет не должен ничего диктовать академии, а только высказать какие-то предложения. Скажем, какие разработки ждут от ученых в конкретной отрасли промышленности, в экономике, экологии, какой крупный проект требует академической экспертизы. Словом, совет должен формулировать науке потребности общества, но ни в коем случае не распределять бюджетное финансирование.

Оценивая шансы того, что ученые и чиновники договорятся и не придется вновь созывать общее собрание, чтобы утверждать кардинально переработанный новый Устав РАН, В. Фридлянов высказал уверенность, что в ближайшее время уставы академий будут доработаны и внесены в правительство. Ну а после их утверждения правительством должна стартовать кампания по выборам президентов госакадемий.

Тем временем, пока в Москве высокие чины комментируют ситуацию, на Дальнем Востоке — не без недоразумений. Так, региональная ежедневная газета «Тихоокеанская звезда», являющаяся официальным информационным партнером Второго «Дальневосточного международного экономического форума» (18-19 сентября 2007 г., г. Хабаровск) 9 июня присвоила ак. А. Некипелову статус президента Академии, сообщив своим 50 тысячам читателей, что «уже определены сопредседатели „круглых столов“ — эксперты из Российской академии наук. В том числе, по традиции, президент РАН Александр Некипелов, председатель „Совета по изучению производительных сил“ России академик Александр Гранберг, директор Института экономических исследований ДВО РАН академик Павел Минакир».

К вопросу о популяризации науки

Механизмы популяризации науки и научной деятельности — тема круглого стола, организованного Центром «Открытая экономика» 15 июня 2007 г. в Министерстве образования и науки.

В дискуссии приняли участие руководители академических институтов, чиновники Минобрнауки, представители бизнеса и журналисты. Разговор характеризовало единодушие. Говорилось о воссоздании авторитета ученого. При этом основная сложность для «раскрутки» научных достижений и престижа профессии, по мнению участников круглого стола, — в незаинтересованности исследовательских институтов в сотрудничестве с прессой. В редких случаях институты имеют в своем штате пресс-секретарей, ставки для которых не предусмотрены штатным расписанием бюджетных организаций.

С другой стороны, лишь небольшое количество СМИ заинтересовано в публикациях на научную тематику, большинство же газет и журналов гонятся за сенсациями, и увлечь их серьезными проблемами очень трудно. Отсюда возникает проблема лженауки, а вместо ученых внимание населения занимают всевозможные шарлатаны.

Ряд интернет-изданий приводит любопытную информацию ак. Э. Круглякова (председатель комиссии РАН по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований) по выдаче патентов на псевдонаучные изобретения. Вот несколько вопиющих примеров. Патент № 2140796 «Устройство для энергетических воздействий с помощью фигур на плоскости, генерирующих торсионные поля». Известна крупномасштабная афера с торсионными полями, обошедшаяся Советскому Союзу в последние годы его существования в 500 млн рублей. Фундаментальной науке неизвестны торсионные генераторы — это блеф. Но Роспатент выдал соответствующий документ. Соответственно, появилось множество «приборов» в виде наклеек, пластиковых карточек и т.д. для быстрого лечения наших доверчивых сограждан от множества болезней. Питание от сети или хотя бы от батарейки, разумеется, не требуется. Кстати, «приборы» не только «лечат», но и «спасают» своих обладателей от ужасного «патогенного» воздействия окружающей среды. Вот еще один «шедевр»: патент № 2139107 «Преобразование геопатогенных зон в благоприятные на огромных территориях путем использования минералов положительного поля». Невежественно по сути, но Роспатент отказать автору не может: существующий патентный закон стоит на страже интересов заявителя, в законе отсутствует требование приемлемости заявки с точки зрения современной науки (хотя во многих зарубежных странах это — норма). Поэтому не приходится удивляться появлению патента № 2983239 «Симптоматическое лечение заболеваний с помощью осиновой палочки в момент новолуния для восстановления целостности энергетической оболочки организма человека».

Совсем недавно на сайте Национального информационного центра по науке и инновациям появились два любопытных материала по популяризации науки.

Первый — проректора Южно-Российского государственного технического университета Александра Павленко.

Говоря о необходимости информирования общества о состоянии и проблемах науки, он сетует на состояние культуры современного общества. Легковесной публике нужны публикации с душком сенсационности. Поэтому в тиражной «желтой» прессе встречается и откровенная «развесистая клюква», которая иногда веселит, а чаще возмущает ученого-специалиста в этой области. В то же время «раскручивание» российских научных достижений чревато утечкой незапатентованных идей на Запад. В то же время автор утверждает, что качество статей в специализированных научно-популярных отечественных изданиях находится на должном уровне. Но их объем тонет в огромной массе остальных газет и журналов, довольно скромно и поверхностно освещающих проблемы науки.

К сожалению, профессиональных журналистов, умеющих блестяще популяризировать проблемы науки, можно пересчитать по пальцам (например, В. Губарев — тема космонавтики, В. Песков — природа и экология, телеведущий А. Гордон — тема физики и других наук). В публикациях же большинства журналистов-профессионалов нет той захватывающей читателя подачи материала. Есть другая категория популяризаторов науки — ученые, публикации или телепередачи которых воспринимаются как увлекательный приключенческий роман (С. Капица, Н. Амосов и др.). Пора признать, что популяризация науки — это разновидность искусства, а человек, владеющий этим искусством, может быть и журналистом, и ученым, и писателем, и кинематографистом (вспомним «Иду на грозу» Д. Гранина и «Девять дней одного года» Ю. Райзмана).

Нужно отдать должное ряду западных ученых, которые умеют в своих книгах так заинтересовать и увлечь читателя, что специальная научная монография читается словно фантастический роман. Увы, подавляющее большинство отечественных научных монографий написаны довольно сухо. Нам есть чему поучиться у западных авторов.

Второй любопытный материал — мнение члена-корреспондента РАН Владимира Лебедева, директора Института теоретической физики им. Л. Д. Ландау.

Многие ученые называют одной из главных проблем отечественной науки непонимание обществом истинной ценности научных исследований, низкий статус ученого в обществе. Самым страшным последствием потери общественного интереса к науке стало значительное сокращение притока в научный сектор талантливой молодежи.

Поэтому желательно повысить внимание со стороны СМИ к научным проблемам. В их силах сформировать общественное мнение по тем или иным вопросам и апеллировать к общественному мнению, что играет огромную роль в мотивировке действий представителей власти, которые принимают решения по вопросам науки.

Разумеется, популяризацией науки должны заниматься прежде всего сами ученые. Хотя в западных исследовательских центрах и университетах, как правило, существуют специальные отделы, укомплектованные профессиональными журналистами, которые занимаются именно популяризацией научных результатов, полученных в этих заведениях, а также рекламой работающих там ученых. К сожалению, в нашей российской действительности представить себе такое затруднительно. Более того, в силу исторических причин в России мало развита культура популярного изложения учеными своих результатов и результатов своих коллег. И, наверное, у нас в популяризации научной деятельности только журналисты могут сыграть весьма значительную роль, «заставляя» ученых говорить общепонятным языком.

Подача информации о науке в разных типах изданий — специализированных и массовых — должна быть разной. Массовое сознание воспринимает в основном яркие короткие сообщения о научных достижениях, которые можно подать как сенсацию или скандал. Поэтому бессмысленно помещать солидные отчеты на страницах массовых СМИ, как бумажных, так и электронных. Таблоиды могут позволить себе печатать только сообщения, претендующие на сенсацию. Такого сорта информация напоминает самой широкой аудитории о существовании науки. Солидные же издания должны помещать на своих страницах развернутые статьи, посвященные, во-первых, обзорам «горячих» направлений исследования и их перспективам, и, во-вторых, проблемам организации и финансирования науки. Очень важна также публикация материалов об истории науки, что возможно на страницах специализированных изданий.

стр. 14

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?22+424+1