Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2021

Сайт разработан
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам см. здесь
 
в оглавлениеN 43 (2678) 30 октября 2008 г.

ЧИСТАЯ ВОДА —
В БАЙКАЛЕ
И В НОВОСИБИРСКЕ

Перечень титулов и званий этого человека внушителен: доктор медицинских наук, профессор, действительный член РАМН, директор Института экологии человека и гигиены окружающей среды им. А.Н. Сысина РАМН, эксперт Всемирной организации здравоохранения, главный эксперт Комиссии по санитарно-гигиеническому нормированию Госсанэпиднадзора Минздрава РФ, заместитель председателя Технического комитета «Качество воды» Госстандарта РФ, президент ассоциации «Вода — медицина — экология» etc. Им научно обоснованы критерии и основные параметры физиологической полноценности воды как продукта питания, разработаны гигиенические основы опреснения высокоминерализованных вод для пищевых целей. На прошлой неделе академик Юрий Анатольевич Рахманин по приглашению Компании Чистая вода побывал в Новосибирске, познакомился с предприятиями компании, дал ценные советы и рекомендации, а по завершении программы вместе с заместителем директора по научно-исследовательской и производственной работе Компании Чистая вода Юлией Бакшеевой встретился с новосибирскими журналистами.

Кирилл Чистов, специально для «НВС»

Что бежит из водопроводного крана?

— Юрий Анатольевич, так какова всё же питьевая вода в нашем Сибирском регионе? Какие основные проблемы можно отметить?

Ю. Рахманин: По качеству питьевой воды Сибирский регион — не самый худший в России. Хуже всего положение на Дальнем Востоке, в Центральном регионе, в Поволжье. Но и в Западной Сибири картину нельзя назвать благоприятной. Для подземных вод Сибири характерно наличие повышенных концентраций железа, марганца (практически для всей территории), в некоторых местах — повышенное содержание бора и брома, солей жесткости.

Иллюстрация
Академик РАМН Юрий Рахманин осматривает завод Компании Чистая вода в Новосибирске. О предприятии рассказывают начальник производства Дмитрий Полюдов, директор по связям с общественностью Сания Низамутдинова и заместитель директора по научно-исследовательской работе Юлия Бакшеева.

Тревожно, что в целом в стране ситуация неблагополучна. По официальной статистике каждая пятая проба не отвечает санитарно-химическим стандартам, каждая одиннадцатая — микробиологическим показателям по санитарно-индикаторным бактериям (они не являются возбудителями инфекционных заболеваний, но говорят об определенной тревоге). Одновременно в пробах водопроводной воды на уровне сотых долей процента, а иногда и до 0,2 % высеваются возбудители инфекционных заболеваний, что, конечно, совершенно недопустимо, но, к сожалению, в России имеет место быть.

Только сегодня мы выходим на показатели качества воды 1983 года, потому что в 90-е годы они ухудшились в 1,5 раза. Если сравнить с югом Англии, где делается ежегодно 100 тыс. анализов по 70 показателям, разница достигает нескольких тысяч раз. И это при том, что в результате спада промышленного производства состояние поверхностных водоисточников улучшилось.

Объясняется это тем, что во многих поверхностных водоемах сточные воды — не основной источник загрязнения. Основной источник — диффузные загрязнения, поступающие из атмосферы, из почвы. Еще один путь — загрязненные донные отложения. Они живут своей жизнью, в них идут определенные процессы трансформации. В Москве-реке, по некоторым данным, до 18 млн тонн загрязненного ила. Естественно, что одномоментно его оттуда не убрать. В силу этого только 1 % поверхностных водоисточников соответствует 1 классу, на который традиционно рассчитаны системы водоочистки в нашей стране.

Такую картину мы называем неблагополучной и не видим перспектив быстрого выхода из ситуации. Мы участвовали в разработке федеральных целевых программ по питьевой воде. Стоимость их баснословна — триллионы (!) рублей. Безотлагательно найти такие суммы в государственном бюджете практически нереально. Поэтому рассчитывать на то, что за счет централизованных систем водоснабжения можно быстро исправить ситуацию, не представляется возможным. Мы всего на 10-12 % соблюдаем нормативы очистки стоков, продолжаем загрязнять поверхностные водоисточники. Установка новых систем водоочистки, перекладка труб — это не приносящая дохода деятельность, тем более, что и особых усилий не предпринимается.

Как же быть, что предпринять?

— Значит ли это, что человеку, который заботится о своем здоровье и здоровье членов семьи, надо искать какие-то альтернативы воде из-под крана? И какой вариант лучше: фильтры, бутилированная вода? Какой путь к здоровью избрать?

Ю. Рахманин: Об этом мы говорим уже более 20 лет. Одно время нас даже упрекали, что мы, врачи-гигиенисты, хотим напоить бутилированной водой только богатых людей, а нам нужны деньги на водопроводы для народа. Но прошла четверть века, а ситуация с водопроводами не изменилась в лучшую сторону, тогда как бутилированная вода стала доступнее.

У водоканалов не хватает средств, чтобы ввести современные технологии очистки. Есть, конечно, пример Санкт-Петербургского горводоканала, который недавно отметил свое 150-летие. В северной столице ушли от использования жидкого и газообразного хлора и перешли на оксихлорид алюминия, ввели ультрафиолетовое облучение, тем самым снизив заболеваемость инфекционным гепатитом в 10 раз. Вирусы вообще тяжело убиваются химическими дезинфектантами — нужны очень высокие концентрации, которых давать нельзя, потому что при обеззараживании воды хлором образуются побочные продукты химического происхождения — до 300 хлорорганических соединений. Большая часть из них — онкогены. По американским данным, вклад этих веществ в увеличение онкологической заболеваемости составляет от 5 до 15 %. Так что, обеззараживая воду от инфекционных агентов, мы тем самым «химию компота» усиливаем. Но в Санкт-Петербурге было выделено на модернизацию систем водоснабжения 50 млрд рублей, и сегодня город по качеству воды соответствует европейскому уровню.

В 1994 г. Правительство Москвы выделило на аналогичные цели 50 млн долларов, которые со временем выросли до 120-ти. И сегодня Юго-Западная водопроводная станция Москвы использует современнейшие технологии, такие как мембранная фильтрация, углевание, двойное озонирование вместе с хлорированием... Эта система позволяет уменьшить количество побочных продуктов, образующихся при дезинфекции хлором, на 80-85 % и подает отличную воду. Но это 1/10 потребностей Москвы. Нетрудно подсчитать, что для перевода всей Москвы на современные системы водоснабжения потребуется более 1 млрд долларов. Рассчитывать на то, что столь же серьезные инвестиции будут сделаны и в других городах, не приходится. (Для сравнения, годовой бюджет Новосибирска составляет 30 млрд рублей. — Прим. «НВС»)

Конечно, люди не могут ждать 20-30 лет, пока улучшится вода в конкретных населенных пунктах. Что-то нужно делать немедленно. Есть несколько путей. Первый: доочистка воды из-под крана. Начали быстро развиваться бытовые и групповые водоочистители. Мы тоже занимались этим очень серьезно — еще для Афганистана разработали трубки очистки воды из любого водоисточника со 100-процентной гарантией. Но это была вещь ограниченного пользования, для военных. И бытовыми фильтрами, их оценкой и сертификацией, тоже занимались. Поэтому можем сказать, что здесь есть и плюсы, и минусы. Минусы — в систематическом контроле (просроченный фильтр не очищает, а только загрязняет воду) и в самом качестве (фильтры позволяют дочищать воду, делать ее безопасной, но, как правило, не считаются с критерием полезности). Поэтому сегодня бутилированные воды — это наилучший путь решения проблемы.

Что такое физиологическая полноценность воды?

Ю. Рахманин: По заданию Роспотребнадзора и главного санитарного врача России академика РАМН Онищенко Геннадия Григорьевича нами были разработаны нормативные документы, утвержденные Минюстом. Главный принцип — вода должна быть не только безопасной, но и полезной. В воде должны присутствовать минимальные уровни содержания биогенных элементов, без которых наши биохимические процессы, ферментные системы не будут работать нормально. Их по системе Вернадского насчитывается 38. Те, которые восполняются с пищевым рационом, особого беспокойства не доставляют. Но есть такие элементы, которые или вовсе не восполняются, или их не хватает.

Типичный пример — фтор. Отсутствие фтора — это кариес, которым у нас поражены 90 % населения. Это ведь ненормально! Есть такой медицинский показатель как «количество удаленных зубов в 40-летнем возрасте»: в Европе — 2, в Москве — 6. Но ведь кариес — это системное заболевание, которое может отразиться и на почках, сердечно-сосудистой системе, желудочно-кишечном тракте. Американцы к этому относятся очень серьезно — 80 % населения Соединенных Штатов получает фторированную воду через водопроводы. Стоимость фторирования воды в США — 1-2 доллара на человека в год, в крупных городах — 10-20 центов. Экономический эффект, рассчитанный как отношение стоимости лечения одного зуба к годовой стоимости фторирования воды ,составляет 100/1. У нас было 26 фторированных водопроводов, на сегодняшний день не осталось ни одного. Но если мы не можем добиться того, чтобы получать фторированную воду через водопровод, то в бутилированном виде — можем.

Возьмем иные показатели — кальций, магний, йод. Казалось бы, кальций попадает в организм с молоком, сыром. Но изменилась потребительская корзина, пищевая ценность продуктов, и сегодня по официальной статистике дефицит кальция у населения России достиг 45 %. Практически с пищевыми продуктами человек получает половинную суточную дозу кальция. А с питьевой водой можно внести 20-30 % суточной нормы. Дефицит магния — 25 % . Почти 85 % населения живут в районах дефицита йода. Основным способом борьбы с йододефицитом является йодирование соли. Но до сих пор мы делаем это йодистым калием, а он летуч — из пачки соли испаряется со скоростью 10-15 % в месяц. Если пачка соли простояла полгода, то там обнаруживаются только остаточные следы йода. А дефицит йода очень опасен — он «бьет» не только по щитовидной железе, но может вызвать развитие слабоумия. Кроме того, йод — хороший консервант. Детям до 3 лет, например, нельзя давать воду, консервированную углекислотой или серебром — это приведет к дисбактериозу. А 40-60 микрограммов йода на литр воды позволят ребенку выйти из состояния йододефицита, и йод, получаемый с солью, не будет избыточным, потому что йодиды, как и хлориды, выводятся из организма в течение 6 часов. Избыточный йод не ухватывается щитовидной железой и отлично выводится из организма почками.

— Есть ли у нас чистая природная вода необходимого качества? Например, вода Байкала?

— Недавно я отправил письмо Дмитрию Анатольевичу Медведеву — о том, что России пора объявить о «третьей трубе». Хватит гнать на экспорт нефть и газ, они когда-нибудь закончатся! Вода не закончится никогда. В Байкале — 20 % мировых запасов пресных вод. Реликтовую воду прекрасного качества берут с глубины 427 метров. Там нет никаких загрязнений, потому что благодаря температурной стратификации даже те из них, что оседают, смываются верхним слоем, как вода со льда. Она не вполне физиологически полноценна, но это легко поправить. Эта вода идет 1-й категории качества. Выбор у населения тоже должен быть — не обязательно всем навязывать высшую. Например, около 1,5 % населения России живут в условиях избытка фтора. Зачем же им еще фторированную воду предлагать? Первая категория для них и будет высшей.

Чистую воду — народу!

— Может быть, вопрос о том, действительно ли сегодня вода высшей категории качества доступна только богатым, следует переадресовать производственникам? Какими полезными свойствами обладает вода, которую сегодня могут купить новосибирцы?

Ю. Бакшеева: Я предлагаю в первую очередь смотреть на результаты, которые вода приносит организму. Мы можем гарантированно сказать, что наша продукция полезна. С 2004 года Компания Чистая вода в дополнение к обычной воде производит специализированные воды с добавлением йода и с добавлением фтора. И эта вода продается по достаточно доступной цене — от 180 руб. за 19-литровую бутыль. Меньше 10 руб. за литр. Ежедневно каждая семья тратит на различные напитки, включая вредные, значительно большие суммы, чем 10 руб. на человека за полезную воду, которая действительно будет выводить шлаки из организма, способствовать уменьшению образования холестериновых бляшек, восстановлению дефицита необходимых элементов.

— Юрий Анатольевич, каковы ваши впечатления от предприятий Компании Чистая вода?

Ю. Рахманин: Я побывал и на действующем заводе, и на готовящемся к запуску предприятии. Действующий завод в Бердске — хорошего уровня. Новый завод, который будет пущен в ближайшее время, можно поставить в тройку лучших предприятий России по производству бутилированной воды. С тем подходом, который использован здесь, с тем размахом, теми перспективными линиями, которые еще будут поставлены, я не исключаю, что со временем он может подняться и выше.

— Посещали ли вы в Новосибирске еще какие-либо предприятия аналогичного профиля?

— Я был приглашен Компанией Чистая вода в качестве эксперта — как президент Международной ассоциации «Вода—медицина—экология», Национальной ассоциации производителей бутилированных вод Евразийской ассоциации бутилированных вод, с тем, чтобы посмотреть новый завод перед пуском и сделать замечания и пожелания, которые могут быть учтены для того, чтобы предприятие работало в соответствии с российскими и международными требованиями. Таких пожеланий было очень мало. Здесь уже внедрена и международная система контроля, и наши российские. Очень тесное взаимодействие со службой Роспотребнадзора, которая в Новосибирске достаточно сильная. Я ознакомился с еженедельными анализами качества воды и готов сказать, что предприятие может смело приглашать любую международную инспекцию, и она останется довольна. На других предприятиях Новосибирска не был, но если пригласят — приеду.

стр. 5

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?14+478+1