Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2021

Сайт разработан
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам см. здесь
 
в оглавлениеN 34-35 (2769-2770) 2 сентября 2010 г.

БАЙКАЛ В НАДЁЖНЫХ РУКАХ

16–18 августа в Лимнологическом институте СО РАН прошла комплексная проверка, результаты которой будут доложены в декабре на Президиуме РАН. Возглавлял комиссию академик Р. И. Нигматулин, директор Института океанологии им. П. П. Ширшова РАН, член президиума РАН, главный редактор журнала «Океанология».

В целом комиссия осталась довольна работой коллектива. Её участники поделились своими впечатлениями с корреспондентом «НВС».

Председатель комиссии академик Роберт Искандрович Нигматулин:

— Российская наука очень неоднородна: в Москве как будто всё хорошо, начинаешь удаляться — там похуже. Я остановлюсь только на ситуации в биологии. В нашей стране многие исследования выполняются на мировом уровне. Но, естественно, по количеству и качеству работ многие институты отстают от США и Европы из-за недостатка финансирования, катастрофически ухудшающейся ситуации в образовании.

Если говорить о ЛИНе — здесь ситуация уникальная. Не так много в мире институтов, где работают вместе и биологи, и химики, и прочие специалисты, комплексно рассматривая проблему. Интеграция разных наук на одном объекте — одна из сильных сторон ЛИНа. Конечно, если говорить об отдельных работах — где-то получше, где-то послабее. Но если вести речь о мировом уровне, он здесь как раз и задается. Байкал — мировой океан в миниатюре.

В целом, до сих пор такие исследования ведутся в основном силами и на энтузиазме людей, которые пришли в науку ещё в советское время. Складывающаяся сегодня тенденция уменьшения роли РАН, внушение обществу, что фундаментальная наука «лишняя» — убийственна для страны. И ученые должны громче заявлять о роли фундаментальной науки, сами доводить до общества (через выступления в печати, на телевидении и т.д.) значимость того, что делается в лабораториях. В 1950-х годах Эйнштейн сказал: «Теорию относительности знают, вероятно, всего пять человек в мире». Сегодня о ней знают все.

Иллюстрация
Комиссия проверила и деятельность стационаров, флота. Члены комиссии в пути вместе с сотрудниками ЛИНа и командой научно-исследовательского судна «Академик В. А. Коптюг».

И вновь об институте. Очень высокое мнение о нем у меня сложилось давно, высочайшее уважение испытываю к Михаилу Александровичу Грачеву, директору ЛИН. Мы даже договорились и уже практически начали многие совместные работы. Пожелание одно — так держать! Институт очень молодой, сил у него много. Без исследований ЛИНа правильное освоение озера невозможно

— Какими вам видятся перспективы развития науки?

— Конечно, России не выйти «из ямы» без науки, но правительство зачастую не понимает этого. Всего один пример — осушили болота, теперь торфяники горят. В освоении природы нужно прислушиваться к людям знающим, воспринимать их рекомендации. Общество потеряло интерес к широкому кругу вопросов. Даже академик С. П. Капица жалуется, что предлагаемые им темы бесконечно отвергаются и называются совершенно для науки неприемлемые. Есть и другие примеры несправедливого отношения к науке. Это недопустимо.

Заместитель директора Института нефтегазовой геологии и геофизики СО РАН чл.-корр. РАН Владимир Аркадьевич Каширцев:

— Впечатления об институте самые благоприятные. Мне ещё не приходилось видеть коллектива, так последовательно занимающегося решением целого комплекса проблем одного крупного объекта. И биологи, и геологи, и физики, и аналитики, и геохимики пытаются с разных сторон рассмотреть одну проблему. Озеро Байкал достойно такого внимания.

Что более всего понравилось? Хорошая оснащенность приборами, на которых работают квалифицированные специалисты. Поскольку мне самому приходилось проводить различные анализы, даже преподавать специальные курсы обращения с техникой, могу оценить данный факт с полным знанием дела. Раньше мы могли только мечтать о таком оборудовании, о том, что сможем пользоваться прекрасно оснащенными коллективными аналитическими центрами. Конечно, всё это отражается на деятельности коллектива, позволяет более обстоятельно подготавливать материалы — на мировом уровне. Об этом говорит и высокая цитируемость статей.

Комплексная проверка скорее была похожа на общее обсуждение проблем. Даже появились совместные идеи.

Если говорить о замечаниях, то проблемы-то у нас общие. В первую очередь все жалуются на недостаток финансирования — на покупку аппаратуры, расходных материалов.

Добавлю, у большинства коллективов институтов РАН сложилось впечатление, что положение науки недостаточно надежное. Меры, которые принимаются наверху, неадекватны. «Под нож» могут попасть некоторые региональные институты, которые, конечно же, очень важны в своей области. Если в нашей стране как-то исхитрились уничтожить геологическую отрасль, ждать можно всего.

Результаты этой проверки будут вынесены на государственный уровень — представят комплексный анализ по всей стране. Вероятно, это отразится на последующих решениях правительства.

Наш корр.

стр. 7

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?11+560+1