Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2021

Сайт разработан
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам см. здесь
 
в оглавлениеN 13 (2848) 29 марта 2012 г.

ЗНАНИЕ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЫ НАРОДОВ —
ПУТЬ К ВЗАИМОПОНИМАНИЮ

23 января в свет вышла статья тогда ещё основного претендента на пост Президента Российской Федерации В. В. Путина «Россия: национальный вопрос». Отрадно, что в этой статье дана откровенная оценка сегодняшней ситуации роста в России межэтнической и межконфессиональной напряженности, русский народ определён государствообразующим этносом, достаточно чётко обозначены основные проблемы в национальной политике и поставлены задачи по их решению.

Н.А. Томилов, директор Омского филиала
Института археологии и этнографии СО РАН, д.и.н., проф.

Своевременными прежде всего представляются два предложения В. В. Путина — усилить роль образования в приобретении гражданами, и особенно мигрантами, гуманитарного знания как основы самоидентичности российского народа и создать в федеральных органах власти специальный коллегиальный орган для решения национальных вопросов в стране.

Иллюстрация

Отмечу всё же, что среди учебных предметов, роль которых в образовательном процессе должна быть повышена, им названы русский язык, русская литература, отечественная история, и в этот перечень не вошла этнография — специальная наука об историко-культурных общностях, прежде всего о народах, их истории, культуре, социальном развитии и т.д. А ведь именно этнографические знания в первую очередь играют существенную роль в формировании у граждан разных национальностей мировоззрения, направленного на возрастание уважения к истории и культуре народов страны и на укрепление представлений об общности исторических судеб народов России, и о россиянах как исторической общности, сложившейся на основе российской цивилизации.

О необходимости введения всеобщего этнографического образования в таком многонациональном государстве как Россия, учёные заявляли не раз в 1980—1990-х гг., в том числе и в опубликованной в журнале «Этнографическое обозрение» (1992 г.) резолюции «Об этнографическом образовании в высшей и средней школе России». Тем не менее, в сознание россиян представления о потерях общества, связанных с всеобщим этнографическим невежеством, так глубоко и не проникли. Отсюда необходимость ещё и ещё раз возвращаться к этой проблеме.

Осознание в обществе потребности расширения преподавания этнологии (этнографии) в системе образования возникло ещё в конце 1950-х годов. Тогда впервые ставился вопрос о введении этнографии в средних школах. При существенном обострении во второй половине 1980-х годов межнациональных отношений, с возникновением конфликтных ситуаций учёные-практики ещё раз обратили внимание на всеобщую этнографическую необразованность советских людей.

В начале XXI в. напряжённость в межнациональных отношениях сохраняется в странах СНГ, в том числе и в Российской Федерации, а также в странах ближнего зарубежья. При этом она порой охватывает учащуюся молодёжь средних специальных учебных заведений и студентов вузов. Например, свыше 70 % опрошенных в начале 1990-х годов школьников города Омска заявили, что они были свидетелями недружелюбных отношений между людьми разных национальностей. Известны случаи, когда дело доходило до драк.

По мнению многих учёных, в такой многонациональной стране как Россия не может быть разночтений о важности этнологических (этнографических) знаний. Завтра этнология опять будет преподаваться лишь на исторических факультетах университетов и ряда педагогических институтов, академий и университетов, кое-где на географических факультетах, в некоторых вузах культуры. Её не будут изучать ни будущие педагоги других специальностей, ни будущие инженеры, административные работники, работники культуры, медицины и другие специалисты, т.к. в новых стандартах образования в вузах она снова убрана как общая дисциплина. Такое положение не может не углублять кризис в межнациональных отношениях. Подготовленные сегодня в системе образования специалисты работают, как правило, в разнонациональной среде и, будучи руководителями коллективов и отдельных подразделений, мало что знают о национальностях, об особенностях образа жизни разных народов, а значит и не умеют правильно вести себя в инонациональной среде, часто прямо или косвенно проявляют неуважение и шовинистские нотки или просто оскорбляют чувства национального достоинства людей. Знание народов, их истории и культуры — уже путь к взаимопониманию.

Если обратить внимание на зарубежный опыт, то, например, в большинстве университетов США и некоторых других англоязычных стран культурная и социальная антропология (название этнографии в англоязычных странах) является обязательным предметом наряду, скажем, с иностранным языком не только для будущих гуманитариев, но и специалистов всех естественно-научных профилей. Почти в каждом университете таких экономически развитых стран, как Канада, США, Япония и другие, функционируют этнологические отделения, факультеты и кафедры. Заведующий кафедрой этнологии Московского госуниверситета В.В. Пименов приводил в 1992 г. данные о том, что в четырёх университетах в Норвегии имеются отделения этнологии, а в Венгрии в трёх университетах — этнологические кафедры, что общее число этнологов в России примерно в 20 раз меньше, чем в США. И далее он сделал вывод о печальном состоянии этнологического образования в чрезвычайно сложной по этническому составу населения и национальным проблемам Российской Федерации. Об университетской этнографии он писал следующее: «Кафедры этнологии (этнографии) имеются только в двух ведущих университетах страны — Московском и Петербургском. В Омском университете, где существует очень активная и серьезная школа этнологов, этнология входит в состав комплексной кафедры. Ни в одном российском университете нет ни отделения, ни факультета этнологии».

Специальное внимание этому вопросу уделил и директор Института этнологии и антропологии им. Н. Н. Миклухо-Маклая РАН В. А. Тишков в вызвавшей длительную научную дискуссию статье «Советская этнография: преодоление кризиса» (1992 г.). В ней он обращает внимание на недостаточно привлекательный имидж этнологии как дисциплины и профессии «среди молодого поколения, препятствующий притоку в неё наиболее талантливых студентов и созданию конкурентной ситуации, так и среди деятелей высшего образования, препятствующий расширению масштаба подготовки кадров и её материальной обеспеченности». И далее предлагает: «Пусть не 300 факультетов антропологии.., как в университетах США, но хотя бы с десяток самостоятельных факультетов или отделений в советских вузах — и положение можно было несколько поправить».

Еще в 1987 г. более 300 участников научной конференции «Этнографическая наука и пропаганда этнографических знаний» (г.Омск) указали в своём решении, что расширение научных этнографических исследований, преподавания этнографических знаний в школах, средних специальных учебных заведениях и вузах, подготовки специалистов этнографов для нужд социальной сферы будет способствовать достижению качественно нового состояния и оптимизации социальных, в том числе национальных проблем, дальнейшему развитию экономики, культуры и науки, действенности гражданского, нравственного и эстетического воспитания, углублению патриотического и интернационального мировоззрения, росту эффективности в борьбе со всеми разновидностями национализма и расизма, расширению взаимопонимания между народами. Такие же мысли были высказаны участниками Всесоюзной научной конференции «Национальные и социально-культурные процессы в СССР» (г.Омск, 1990 г.), Всероссийской научной конференции «Региональные проблемы межнациональных отношений в России» (Омск, 1993 г.), V Конгресса этнографов и антропологов России (г.Омск, 2003 г.), Международной научно-практической конференции «Русский вопрос: история и современность» (г.Омск, 2007 г.), Международной научной конференции «Этнография Алтая и сопредельных территорий» (г.Барнаул, 2011 г.) и других форумов 1990-х — начала 2000-х годов.

С учётом дальнейшего осмысления проблемы этнографического образования в новых условиях жизни России актуальность её определяется следующим образом: политическое, экономическое, мировоззренческое и воспитательное значение этнологических знаний в современном обществе имеет огромнуе важность для разрешения территориальных споров между государствами и межнациональных конфликтов, предотвращения войн, снятия напряжённости в межнациональных отношениях, для решения национальных проблем, использования рационального хозяйственного и экономического опыта народов в традиционных отраслях хозяйства. Весьма существенно осмысление проблемы для возрождения и развития культуры, для формирования историзма мышления людей, борьбы против шовинизма и расизма, утверждения идей равенства народов, воспитания уважительного отношения к истории и культуре каждого народа и каждой национальной группы, расширения взаимопонимания, укрепления представлений об общности исторических судеб человечества.

И ещё одно. Конечно, все мы, учёные, поддерживаем идею о необходимости создания системы подготовки профессионалов-этнографов (или этносоциологов, или социальных антропологов) в сфере высшего образования, с тем чтобы они могли работать в регионах страны как чиновники и успешно справляться с решением задач в области национальной политики, осуществляя прежде всего меры по профилактике межнациональных конфликтов и стабилизации межнациональных отношений в позитивном направлении. Именно такая категория чиновников (можно сказать, инженеров национальной сферы страны) необходима сегодня и в будущем как для России, так и для других стран СНГ. Как нам представляется, именно они будут способны осуществлять стратегические направления национальной политики — способствовать положительной деятельности всех народов, заботиться о межнациональном мире в регионах и стране в целом, укреплять историческую общность россиян, а значит обеспечивать стабильное развитие России.

стр. 11

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?13+629+1