Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

О газете
Редакция
и контакты

Подписка на «НВС»
Прайс-лист
на объявления и рекламу

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2017

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости
 
в оглавлениеN 9 (2894) 28 февраля 2013 г.

СТРАСТИ ПО МЕТЕОРИТАМ

Среди особенностей челябинского метеорита — наблюдаемость происшедшего события непосредственно перед тем, как оно произошло, при фиксировании его динамики с разных точек наблюдения и съёмки, а также лёгкость детального изучения сразу же «вослед». Масштабы и место события для его анализа и соответствующих выводов — лучше не бывает. А одна из задач сейчас для специалистов и СМИ — это снять испуг, в том числе у тех, кто свидетелем события не был.

Александр Кошелев,
заслуженный путешественник России

Действительно, вхождение небесного тела в атмосферу нашей планеты — дело самое обычное. При этом достижение разноразмерными космическими частицами поверхности Земли происходит нередко, хотя памятными становятся лишь случаи достаточно масштабные, которые в обитаемой местности происходят редко, поскольку основная поверхность планеты занята океанами, а значительная часть суши практически не заселена — это наша Сибирь, северная тундра Евразии и Америки, пустыни Австралии, Сахары, Гоби, Атакамы, это высокогорья.

Расскажу об одном случае, с которым соприкоснулся лично и суть которого прояснилась (во всяком случае, так думается) после описания челябинского события.

Место действия — северная часть Байкальского хребта на водоразделе Улькана (бассейн Лены) и Рели, впадающей в озеро возле села Байкальское — 55°1' с.ш., 108°45' в.д.

22 июля 1976 г. на ручье, стекающем с перевала Медвежий к Верхнеирельскому озеру, был обнаружен феномен, однозначного объяснения которому не мог дать никто из членов экспедиционного отряда (гидрологи, теплотехники, механики), изучавшего возможности энергоснабжения в полосе хозяйственного освоения полосы Байкало-Амурской магистрали.

Собирая дрова для обеденного костра в густом тополином лесу на полочке левого берега, мы в десятке метров от уреза воды по сладковатому запаху свежей древесины вышли на поляну-проплешину поперечником около двадцати метров. Там с расщепом сломленные над землей толстые стволы были повалены по радиусам от центра. Веерный лесоповал произошёл явно считанные дни назад — может быть, даже накануне. Если это был удар ленточной молнии, то почему нет следов огня или хоть какого-то следа внутри той поляны? К тому же, молния бьёт в верхнюю точку ландшафта, в вершину горы, в верхушки деревьев (от грозы не рекомендуется укрываться под отдельно стоящими высокими деревьями — их можно нередко видеть со снесенными вершинами или расщепленными), а тут — подошва высокого и крутого склона, чуть ли не ущелье. За неделю до того на наших глазах из тучи, цеплявшейся за вершину в полукилометре от лагеря, ударила широкая и короткая молния в скальную подвершиную площадку — там пошел то ли дым, то ли пар. Если это был разрыв шаровой молнии над землёй при столкновении с деревом, то зачем шальная молния забралась в густой лес, а не поплыла по ветру вдоль долины?

На микроаналог Тунгусского чуда или Сихотэ-Алиньского метеорита — то есть на следы космического объекта — верхнеирельский феномен никак не тянул. На Тунгуске лес тоже повален веером вдоль коридора, а в Сихотэ-Алине — полосой, но там были пожар и звук удара — мы же, три дня работая километрах в десяти (гидрологические наблюдения на озере, где сходятся долины трёх втекающих в него речек и одной вытекающей), звук удара-взрыва не могли бы не отметить. (А вот сейчас я думаю, что могли и не услышать, поскольку тогда ежедневно гремели грозы, к тому же в гористой местности, особенно при пересечении долин, звук размывается, теряется.)

Занимаясь гляциологией, я имел представление о буграх пучения мерзлоты (якуты называют их булгунняхами, а эскимосы — пинго), которые взрываются и валят деревья веером при замерзании подпочвенной водяной линзы-купола. Но, во-первых, следов разрыва почвы не было, во-вторых, слой почвы там номинальный, в-третьих, линза не могла образоваться на крутом склоне, к тому же в разгаре лета.

А вот сейчас я думаю — точнее, практически уверен! — что мы стали свидетелями последствия падения метеорита, который либо взорвался непосредственно над поверхностью, либо ушёл в землю, а деревья повалило взрывной волной или сотрясением воздуха и почвы. Если это было тело очень малого размера, то пожар и вообще следы огня необязательны, к тому же тогда шли сильные дожди. То, что лес повален не полосой, а лишь от центра по радиусу, так это потому, что падение было вертикальным: в плотном слое атмосферы наклонная траектория движения маленького метеорита выполаживается.

Ещё припомнилось: в конце 1960-х годов в окрестностях Иркутска, на правом берегу ручья Долгого, правого притока Каи, впадающей в Иркут, мы обратили внимание на яму-воронку диаметром около метра и глубиной с полметра с необычными, какими-то спекшимися скатами с вкраплениями комочков как бы угольного шлака. Это явно не было старым кострищем: от костра земля не спекается, а в относительно большой яме костёр жечь — зачем? Вокруг воронки имелась проплешинка, где поднимался подлесок — значит, «событие» произошло лет пять до нашего визита. Может быть, это тоже была космическая пылинка, «огарок» небесного тела — почему бы нет, коли они падают на землю, оказывается, часто, а размеры этих огарков могут быть ничтожно малы.

Публикуя этот материал, газета обращается к читателям: вдруг среди них есть те, кто был свидетелем подобных событий или обнаружил их следы? Поделитесь впечатлениями: это ведь интересно и может пригодиться учёным-космофизикам.

стр. 8

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?16+669+1